Андрей Бузин: Политические итоги выборов муниципальных депутатов в Москве

15.09.2017 86
загрузка карты...
Адрес: город Москва

Прошедшие 10 сентября муниципальные выборы в Москве могут сыграть серьезную роль в дальнейшем развитии страны. А могут и не сыграть.

С одной стороны, после явно депрессивного периода московского самоуправления последних 15-ти лет в представительные органы московского местного самоуправления попало довольно много свежих, не зависящих от действующей власти людей. Московское самоуправление было практически убито за последние 20 лет, в первую очередь за счет законодательного урезания полномочий органов местного самоуправления, выстраивания всё подавляющей государственной вертикали (мэрия-префектуры-управы) исполнительной власти, ну и, конечно, не без помощи соответствующей организации муниципальных псевдовыборов. То, что происходило на муниципальных выборах 2004 и 2008 годов в некоторых районах города Москвы, иначе как уголовщиной назвать нельзя (мы не будем здесь развивать эту тему, о которой мы много писали ранее). Эта уголовщина и отсутствие наказаний за нее (ни один человек, включая старожила российской избирательной системы – председателя московского избиркома В.П.Горбунова - не ответил за тотальные нарушения на выборах в Москве) имела следствием «выборы» совершенно беспомощных, курируемых и подкармливаемых исполнительной властью местных якобы представительных органов. Изменения в Администрации Президента в 2012 году повлияли на муниципальные выборы 2012 года и тогда в Советы депутатов прорвалось несколько независимых депутатов; в 2017 году эта тенденция усилилась.

Если условно считать независимыми депутатами тех людей, которые входили в так называемый «список Гудкова» (1021 человек из 7515 добравшихся до бюллетеня кандидатов, то есть 13,6%), то среди избранных 10 сентября таковых оказалось 262 из 1502, то есть 17,4%. Это – несомненный успех по сравнению со всеми муниципальными выборами предыдущих лет. Главная причина этого успеха – в том, что не было тотальной зачистки избирательного бюллетеня (как это было на всех московских выборах 2004-2014 годов) и тотальных фальсификаций (как это было в 2007-2011 годах). И политическая активность московских жителей, существенная более высокая, чем по стране в среднем, объясняемая просто большей доступностью к информации, без этих антиконституционных «политтехнологических» приемов наконец прорвалась наружу.

С другой стороны, ситуация похожа на то, что произошло в 1990 году. Тогда в районные Советы города Москвы и в Моссовет, благодаря изменению политической обстановки и избирательного закона пришло примерно половина новых и независимых от действующей власти людей. Они побарахтались там два с половиной года и вполне осознали, что слишком сильно зависят от того, что происходит во всей стране. За это время новые люди в исполнительной власти Москвы начали строить новую властную вертикаль, устроенную по старому образцу – с доминирующей политической (то есть электоральной) силой. В этом они очень преуспели, подвесив на вертикаль суды, правоохранительные органы, бизнес, СМИ и избирательные комиссии. (В двухтысячных этот прием был позаимствован у Ю.М.Лужкова федеральной властью).

И бывшие независимые депутаты 90-х разбрелись в разные стороны – кто в вертикаль, кто в националисты, кто в бизнес (с частичным переносом его в другую страну), а кто – в небытие. Такое вполне может произойти и с нынешним демократическим пополнением депутатского корпуса. Средний возраст избранных 10 сентября депутатов – 48 лет, а у «гудковцев» - 41. При этом 22 из них родились после упомянутых выборов 90-го года, 69 - после прихода к власти Горбачева, а 92 еще не родились, когда умер Брежнев.

О муниципальном фильтре

В Москве с 2012 года имеется 146 муниципальных образований со своими представительными органами. Из них 125 – это «старые» районы, а еще 21 – присоединенные районы новой Москвы. Это, между прочим, означает, что кандидат в Мэры Москвы по действующему законодательству (есть надежда, что оно может измениться) в поддержку своего выдвижения обязан собрать 110 подписей муниципальных депутатов (6% от всех), охватив не менее 110 муниципальных образований (75%).

Первое условие для «гудковцев», казалось бы, с лихвой выполнено. Однако не все так просто. Дело в том, что из 262-х избранных гудковцев, 169 – выдвиженцы «Яблока». Остальных 93-х не хватает для поддержки выдвижения, тем более, что среди них есть выдвиженцы и других партий (см. Таблицу).

Таблица 1

Таким образом, Гудкову для выдвижения потребуется договориться хотя бы с частью депутатов-яблочников (которые, вероятно, потом, будут исключены из «Яблока» за «нанесение политического ущерба партии»). Конечно, было бы неплохо договориться с руководством «Яблока», но договороспособность этого руководства очень сомнительна, что показали еще судьбоносные выборы в Госдуму 2003 года. Явлинскому, вероятно, захочется на посту Мэра видеть Митрохина.

Однако даже, если Гудкову удастся набрать достаточно депутатов, второе условие (чтобы они представляли не менее 75% муниципальных образований), преодолеть ему будет намного труднее. Дело в том, что число муниципальных собраний, в которые избран хотя бы один «гудковец», всего 62 (туда, конечно, добавится еще Совет района Щукино, увеличив это число на 1). Если же исчислять без депутатов «Яблока», то таких Советов будет всего 32. Заметим, что число Советов, в которые избраны «яблочники» тоже невелико – всего 51.

Для того, чтобы Гудкову выдвинуться в мэры без помощи «Единой России» (ну, то есть без помощи Мэрии) ему надо искать пути еще к 47-ми московским Советам депутатов.

Политический состав муниципальных собраний

Об общем раскладе вновь избранных депутатов уже написано довольно много. Подытожим некоторые показатели.

Таблица 2

Первое, что бросается в глаза: разница между составом избранных депутатов и составом Московской городской Думы, избранной в 2014 году. Формально в Мосгордуме заседают 62% единороссов, 11% коммунистов, по 2% представителей ЛДПР и «Родины» и 22% самовыдвиженцев. Реально расклад более простой: 89% - у «партии» администрации и 11% у коммунистов.

Выразительна очень малая поддержка системных партий: КПРФ, ЛДПР и «Справедливой России». Удивляет большое число кандидатов партий «Коммунисты России» и «Родины», не получивших ни одного мандата.

Посмотрим теперь на составы отдельных муниципальных собраний.

Таблица 3

В целом можно говорить о том, что результаты этих выборов намного лучше отражают политический спектр москвичей, чем результаты всех предыдущих московских выборов. 24 Совета депутатов имеют большинство из «гудковских» депутатов.

Смогут ли эти «независимые» договориться между собой? Добьются ли они сколько-нибудь существенного увеличения полномочий? Или матёрая администрация с немалым чиновничьим опытом опять перехитрит неопытных, но возмущенных общественных активистов. Сумеет ли она развратить часть из них, вобрав в свои ряды? Или, может, наоборот полные энтузиазма нувориши заразят им равнодушных к общественной пользе назначенных администрацией депутатов?

Результат опыта 90-х был неутешительный. Но в Россию надежда все время возвращается.

https://www.golosinfo.org/ru/articles/142194