М.Виноградов, А.Зудин, А.Любарев, Е.Минченко, В.Шаповалов – о конкуренции на выборах и сюрпризах кампании

28.08.2017 104
загрузка карты...
Адрес: город Москва

Михаил Виноградов

Главное, что мы видим в ходе этой кампании - снижение конкурентности. Его причины понятны: фактор муниципального фильтра играет свою роль на фоне относительно низкого уровня политической активности населения, в том числе протестных слоев. К тому же эти выборы не попадают в федеральную повестку, почти не знакомы читателям за пределами конкретных регионов. В плане списков принципиальных изменений тоже не произошло.

При этом полноценная кампания, мне кажется, пока не началась. Есть территории, где сюрпризы в принципе возможны: говорят про Киров, про Севастополь и еще несколько регионов. Но особенной активности по созданию этих сюрпризов мы пока не видим.

Алексей Зудин

По моему впечатлению, региональная и муниципальная кампания 2017 года довольно похожа на предыдущие. Некоторые эксперты, насколько я помню, еще некоторое время назад заявляли, что нынешняя региональная избирательная кампания будет скучной и, в значительной степени, неконкурентной. Иными словами, будет преобладать референдумная модель выборов. И судя по тому, что происходит сейчас – вплоть до настоящего времени – эти прогнозы достаточно близки к реальности. Уровень конкуренции, как и предполагалось, невысокий.

С самого начала кампании предполагалось, что в нескольких регионах могут быть неожиданности. В частности, говорилось о Ярославской области, но не только – всего насчитывали 3 – 5 таких регионов. Но пока никаких признаков того, что эти неожиданности действительно появятся, я не углядел.

Аркадий Любарев

В целом, основные тенденции на нынешних выборах те же, что и в предыдущие годы. Можно отметить, что если в предыдущие годы в ряде регионов мы видели небольшое число относительно конкурентных кампаний, то сейчас у нас не получилось практически ни одной кампании с более или менее серьезной конкуренцией. Если мы сравним выборы региональных парламентов пять лет назад (в 2012 году они прошли в точно том же наборе регионов, что и сейчас), то мы и тут отметим снижение конкурентности.

Это связано с двумя моментами: во-первых, с 2014 года введен сбор подписей для партий, и уже тогда, в 2014 году, было видно, что сократилось участие партий в выборах. Плюс есть тенденция к ослаблению большинства партий – и парламентских, и непарламентских. Помимо уже упомянутой реформы 2014 года, тут сыграли свою роль и кризисные явления в экономике, которые сократили финансирование избирательных кампаний. Налицо некоторая усталость и разочарование по итогам прошлогодних выборах в Госдуму. В итоге, насколько я чувствую, многие партии смирились с тем, что их скоро ликвидируют.

Еще один печальный показатель: и в региональных выборах, и в административных центрах регионов – количество партий-участников предвыборной гонки меньше, чем во все предыдущие годы. Это, в принципе, было ожидаемо.

Особенных сюрпризов в этой кампании я не предполагаю. Возможно, что в некоторые единичные муниципальные собрания пройдут непарламентские партии. Но сюрпризом это не является, так бывало и ранее. А в основном все идет достаточно спокойно и предсказуемо.

Евгений Минченко

Самая большая неожиданность выборов 2017 года – в том, что в некоторых регионах к участию в гонке были не допущены представители КПРФ. Их «срубили» на так называемом муниципальном фильтре. Раньше была установка, что если кандидата выдвигает парламентская партия, то этот кандидат должен быть зарегистрирован. Однако в этом году, например, в Бурятии этого не произошло.

Если говорить о конкурентности этих выборов, то, по нашей оценке, она не снизилась по сравнению с прошлыми годами. Если точнее, то уровень конкурентности ниже, чем в 2015 году, но выше, чем в 2016.

В остальном же не могу сказать, что предвыборная кампания меня чем-то удивляет. Но я не теряю надежды и всегда ожидаю сюрпризов. Без них, в конце концов, жизнь скучна.

Владимир Шаповалов

Я бы не стал утверждать, что конкуренция на грядущих выборах будет ниже, чем в последние годы. Мне кажется, это спекулятивное утверждение: дело в том, что просто некорректно сравнивать выборы федерального масштаба, выборы в Государственную Думу, с региональными. Это абсолютно разные кампании, разный уровень конкуренции, разный уровень интереса к этим выборам. На фоне думских выборов любые региональные приобретают иной контекст – сюда перемещается противостояние политических партий.

Кампания обещает быть не менее конкурентной, но более спокойной. Мы ждем меньше конфликтов, меньше провокаций просто в силу того, что уровень противостояния ниже. Кампания привлекает меньше внимания, мы реже видим её в информационном пространстве – и вот именно это кажется некоторым специалистам меньшей конкуренцией. Однако борьба ожидается серьезная: с участием как парламентских партий, так и прочих, и независимых кандидатов.

Пассивность некоторых партий в агитационной кампании, конечно, является одним из свидетельств низкого настроя на победу. Однако нельзя забывать, что на региональном и местном уровне агитационная программа не настолько важна – здесь принципиальнее работа «от двери к двери» и личное общение с избирателем, то есть то, что не видно невооруженным глазом. Поэтому тишина не означает, что кандидат капитулировал раньше времени.

Есть основание надеяться, что кампания закончится без конфликтных ситуаций. Сейчас большинство политических сил – ответственные, они ориентированы на борьбу, а не на извлечение сиюминутной выгоды.