Интервью Марии Захаровой в Международный женский день

08.03.2021
08.03.2021
Официальный представитель МИД России Мария Захарова в интервью РИА Новости по случаю 8 Марта рассказала, с кем ей проще работать – мужчинами или женщинами, как она относится к феминитивам и хамству в социальных сетях, как ее поздравляют с Международным женским днем, и как она отмечает его в кругу семьи. Она также оценила деятельность западных интернет-гигантов, высказала мнение о том, как можно решать проблемы, возникающие в связи с их деятельностью.

– Мария Владимировна, вот уже больше пяти лет как у нашего МИД женское лицо. Что изменилось за эти годы? Стало ли в России больше женщин дипломатов? Легче ли им теперь пробиваться?

– Вы знаете, у нас уже достаточно долгое время дипломатия российская имеет много прекрасных женских лиц. Это и послы, и постпреды при международных организациях, и генеральные консулы, и директора департаментов, и сотрудники центрального аппарата, и наших дипломатических ведомств. Вы их можете видеть, слышать, читать, поэтому никому никуда не надо пробиваться. Если говорить о статистике, о количестве, ежегодно на работу принимается практически паритетное или даже большее число сотрудниц-девушек, выпускниц вузов. Так что еще раз хочу сказать, давайте оставим этот миф в прошлом. Вы даже можете пройтись по нашему Департаменту информации и печати и увидеть и начальников отделов, и заместителя директора, и молодых сотрудников – девушек, женщин.

– В вашей работе часто приходится взаимодействовать с коллегами, представителями иностранных МИД. Есть ли разница с кем работать: мужчина или женщина? С кем проще, приятнее?

– Вы знаете, у каждого человека есть какие-то свои особенности. Кто-то в большей степени эмоционален, кто-то в большей степени сдержан, у кого-то больше опыт работы, у кого-то меньше опыт работы. Я только с этой точки зрения смотрю на коллег, с которыми мы взаимодействуем. Просто узнаешь человека лучше, когда с ним работаешь, соответственно появляются, наверное, какие-то дополнительные темы для обсуждения или для каких-то совместных проектов. Поэтому я, честно говоря, не делю своих контр-партнеров на мужчин и женщин. Но, конечно, у женщин есть свой вклад, и в дипломатию в том числе. Мне кажется, женщины более, наверное, эмоциональны в каких-то моментах, но не все, это опять же не общее правило, ну, бывает такое. Очень многие женщины, особенно если говорить о наших западных партнерах, имеют какую-то дополнительную собственную повестку к дипломатической работе, к дипломатическим усилиям: отстаивают права женщин, занимаются гендерной проблематикой. Вот это действительно для многих характерно. А когда работаешь, то в первую очередь важен профессионализм.

– Есть мнение, что если женщины участвуют в разработке каких-то многосторонних договоренностей, то они получаются функциональнее и лучше исполняются. Замечали подобное? Получается, что женщины еще и более внимательны?

– Мне кажется, есть особенности в работе, но я могу сказать только о нашем департаменте. И все равно это очень индивидуально. А что касается вашего вопроса о таком коллективном или масштабном подходе, я такого не замечала. Есть профессионалы, хорошие профессионалы, есть люди опытные, менее опытные, знающие, расширяющие свой кругозор. Вот это самое главное, это самое важное. И вы знаете, особенностью нашей дипломатической службы является то, что у нас нет никаких так называемых разнарядок гендерных: в каком количестве кого брать, сколько должно быть мужчин, сколько должно быть женщин. Нет искусственного продвижения опять же по гендерному признаку, как это есть в некоторых странах, когда целые квоты должны быть заполнены только женщинами. У нас этого нет. У нас в первую очередь делается ставка на то, насколько человек является профессионалом, опытным, надежным сотрудником. Мне кажется, это очень правильный подход.

– Популярная сейчас и у нас в России тема – феминитивы. Есть ли они в мидовском лексиконе? Могут ли появиться? Как вы к этому относитесь?

– Например?

– Ну, редакторка, дипломатка...

– (смеется)… Не знаю, слышу в первый раз от вас подобный термин. Мне казалось, это в большей степени шутка.

– То есть, серьезно не воспринимается?

– У нас – нет, такого даже обсуждения никогда не велось. Я впервые слышу это от вас.

– Вы – активный пользователь социальных сетей, и аккаунты МИД в последние годы очень заметны. Но сейчас западные интернет-гиганты занимают по отношению к России, мягко говоря, не очень дружественную политику. Есть ли у России инструменты, чтобы этому противостоять? И насколько разумно в этих условиях МИДу, как и другим госструктурам, использовать в своей работе западные соцсети?

– Это действительно проблема, которая встала в полный рост, наверное, в последние годы, особенно в ушедшем 2020 году. Казалось бы, интернет – общее пространство. Но мы видим, насколько себя ведут вне правовых рамок, если говорить о юрисдикции нашей страны, нашей законодательной базе, те самые компании, которых вы называете интернет-гигантами. Они оперируют в нашей среде, но при этом зачастую никаким российским законам не подчиняются. Мало того – иногда напрямую нарушают, и, несмотря на нарушение этих законов и предписания, иногда и штрафы, полностью игнорируют, что недопустимо. И это касается не только нашей страны.

Мы сейчас видели, каким образом аналогичная проблема решается в Австралии. Казалось бы, союзники, часть так называемого западного мейнстрима, коллективного Запада. И при этом проблема взаимодействия средств массовой информации Австралии с интернет-гигантами в виде социальных сетей. То есть схожие проблемы испытывает коллективный Запад и у себя на территории.

Это и Франция, где сейчас подавались иски частных лиц, общественных деятелей к американским интернет-платформам в связи с блокировками. Что касается блокировки американских политиков, то мне кажется, это шокировало весь мир. Потому что, с одной стороны, Соединенные Штаты Америки практически молились на свободу слова, не подвергая сомнению свою приверженность этому важнейшему постулату. А с другой стороны, вдруг взяли и отключили президента Соединенных Штатов Америки, его аккаунты от интернет-платформ, социальных сетей. Это было беспрецедентно.

Мы с подобным сталкивались уже давно: это блокировка аккаунтов российских средств массовой информации, это просто зачистка информационного пространства. Сотни, тысячи сайтов, не только сайтов, но и аккаунтов, страниц, документальных фильмов вымарывались из общего информационного пространства.

Все это требует регулирования. Всем этим сейчас занимаются наши законодатели и соответствующие органы. Мы считаем, что должен быть какой-то общий международно-правовой подход к регулированию интернета. Много лет мы предлагаем инициативу в сфере международной информационной безопасности. И сейчас о такой инициативе было объявлено. Совет Федерации Федерального собрания Российской Федерации выпустил специальное обращение к руководителям международных организаций о необходимости выработки общих подходов и недопустимости многопрофильного давления интернет-платформ западных, в первую очередь, американских. Потому что все сконцентрировано, в принципе, в большинстве своем именно в Соединенных Штатах Америки. Потому что это действительно наступление на свободу слова. Помимо всего прочего, мы столкнулись с таким явлением, как блокировка политической информации, политической рекламы в преддверии выборов в той или иной стране, что тоже является доказательством избирательного, дискриминационного подхода и нарушения свободы слова этими самыми платформами. Если, к примеру, в стране проходят выборы, если социальные сети заявляют о себе, как о площадке, где каждый человек, объединение, неправительственная организация могут высказывать свою точку зрения, нужно давать людям возможность высказываться и говорить на эти темы. Непосредственно перед выборами. А не манипулировать кнопками и не запрещать политическую рекламу. Опять же правила должны быть, каждая страна или суверенное государство имеет права или право на собственное законодательство. На это никто не может претендовать, я имею в виду, извне. Но эти правила должны быть четкими, ясно сформулированными, а не меняться раз от раза просто под давлением той или иной лоббистской группировки или политической группировки. Это очень сложная проблема, и она, конечно, требует своего решения.

– Удивительные происходят порой удаления и блокировки. А есть какая-то грань, может быть, когда министерство скажет: "Все, нас нет больше в Фейсбуке, в Твиттере нас больше нет"?

– Вы знаете, мы подчиняемся российскому законодательству, как и любая государственная структура. Соответственно мы в первую очередь исходим из тех норм законодательства, которые существуют в нашей стране. И это – основа нашей деятельности, основа нашей работы на всех направлениях, в том числе, и на информационном.

– Пространство соцсетей часто называют токсичной средой. Люди ругаются под вашими постами, комментариями, переходят на личности, оскорбления. Отражается ли это на вашей работе, настроении? Удается ли оставаться невозмутимой, не приносить негатив домой?

– Вы хотите спросить, ругаюсь ли я так же, как они? Нет, я там не ругаюсь. Я действительно по-настоящему исповедую свободу слова. И отстаиваю всем сердцем. Возможно, это связано с тем, что я заканчивала факультет международной информации, отделение международной журналистики. Для меня это не пустой звук! Я прекрасно понимаю, что есть различные мнения, есть необходимость продвигать свое мнение у каждого человека, у политических партий, у государственных структур, у частных компаний. Но средства массовой информации должны быть независимыми. Я считаю, что и социальные сети, и интернет-платформы должны исповедовать схожие принципы недискриминации людей или структур по каким-либо своим принципам. Принципы и законы должны быть понятны, прозрачны и не меняться под интересы одной только группы. Я в своих социальных сетях, в своих аккаунтах исповедую те же самые принципы. Понимаю, насколько иногда бывают спорными оценки. И иногда даже несправедливыми в отношении друг друга бывают комментарии у людей. Я понимаю, какое количество и ботов, и, так сказать, фейковых аккаунтов пытаются участвовать в этой дискуссии. Но я все же за свободу выражения мнений. Это базовый принцип. А что касается моих ответов, я всегда исхожу из того, что они должны быть уважительными, но нескучными. И мне кажется, всегда здоровая ирония лучшее оружие, как для обороны, так и для нападения.

– Ну иногда эта свобода превращается в то, что люди, пользователи переходят просто на открытые оскорбления.

– Есть вещи, которых я стараюсь не допускать. Это ксенофобия, это прямые угрозы и все, что связано с национализмом, шовинизмом и так далее. Конечно, я не модерирую все, потому что бывают тысячи комментариев под постом. Но если вижу, то такие вещи я удаляю. Еще раз повторю: все, что связано с ксенофобией, национализмом, шовинизмом и прямыми угрозами. А все остальное, мне кажется, на это можно либо ответить, либо можно проигнорировать.

– Отражается ли все это на работе? Я имею в виду, отражается ли грубость или переход на личности на настроении? Удается ли сохранять невозмутимость?

– Внешнюю – да.

– Нахамили вам в соцсетях. Что чувствуете?

– Как обычно бывает. Нахамили бывает в транспорте, как вы реагируете?

– Грустно какое-то время.

– Не знаю. Я как-то стараюсь на это либо не обращать внимания, либо, если все-таки услышу какие-то замечания, постараюсь вычленить их из потока хамства, ответить достойно.

– Иногда смотришь Марию Захарову в каком-нибудь YouTube шоу. Закончилось, и тебе сразу предлагают рекламу другого контента. Вот Мария Захарова критиковала кого-нибудь, а тебе его же предлагают смотреть. Способ ли это воздействия тоже?

– Это технология. Это информационная технология.

– Негативная? Или это случайность?

– По-разному бывает. Не могу сказать. Это все зависит от содержания конкретной передачи или ролика.

– Позволю себе немного "поиграть с огнем"? Мы наблюдаем за вами: многочисленные интервью, YouTube шоу по пять раз в день. Часто смотришь и удивляешься: вроде бы профессиональные ведущие, а уступают вам и в остроумии, и в живости речи и мысли. Это результат работы над собой или природные данные?

– Вы имеете в виду результат долгой работы ведущих над самими собой?

– Результат вашей долгой работы над собой. Результат долгой работы на должности.

– Я, честно говоря, не особо помню, чтобы кто-то кому-то уступал.

– Просто не хочу приводить конкретные примеры.

– Ну, что же вы себя так зажимаете?

– Смотришь, казалось бы, шоумен сидит, шоувумен. Но проигрывает, уступает!

– Я не играю. Я понимаю, стараюсь понять формат того или иного интервью, передачи, тематику, подачу тоже стараюсь как-то прочувствовать. Но это точно не игра и точно не желание, знаете, как-нибудь доминировать, устроить какой-то поединок. Нет. Но бывает, действительно такое, что начинается полемика. В споре рождается истина.

– Приятнее смотреть не на профессионального ведущего, а на профессионального дипломата. Почему так? Откуда эта живость? Всегда она была с вами?

– Я считаю, что если приятнее смотреть, то и смотрите на то, что приятно. (смеется)

– Хочется узнать, как вас поздравляют с 8 Марта?

– Цветами и открытками.

– Дома, может быть, специальные блюда какие-то есть, которые для вас готовят?
– Ну, мы дождемся 8 Марта. Может быть, и дома поздравят.

– Быть может, что-то запомнилось из прошлых лет?

– Мы как-то стараемся дома готовить все вместе. У нас такая дружная бригада: моя мама, моя дочка. Очень любим хозяйничать втроем на кухне. Друг другу не мешаем никогда, кстати говоря. Я с удивлением читаю, как люди припоминают фразу о том, что две хозяйки на кухне не уживаются. У нас три хозяйки, и мы прекрасно себя чувствуем.

– Сами будете себя поздравлять получается?

– Нет, ну просто кулинария как-то к подаркам не относится. Мы будем накрывать стол вместе нашим дружным женским коллективом. А как нас поздравят, я смогу узнать только 8 Марта. В преддверии как-то у нас не принято ни спрашивать, ни рассказывать. Мы любим сюрпризы. Сейчас уже цветы, открытки присылают. Очень приятно.

– Иностранные коллеги?

– И иностранные. Вот только что получила. Кстати говоря, в последние годы – вы, наверное, знаете об этой тенденции – женщины стали больше поздравлять женщин. Раньше, еще лет 10 назад, это был сугубо повод для мужчин поздравить женщин. Сейчас очень много открыток от женщин. И я женщин тоже поздравляю. Перед тем, как прийти к вам, я смотрела как раз поздравление от одной женщины-посла, которая аккредитована в Москве. Прислала очень красивую открытку.

– Коллективный Запад не обходит вниманием этот праздник?

– Коллективный Запад, мне кажется, его не очень отмечает, но некоторые представители открытки присылают и нарываются на зеркальные меры.

Источник
Больше важных новостей в Telegram-канале «NOM24». Подписывайся!

Назад к списку
Читайте также
Экскурсия для Путина по координационному центру правительства
13.04.2021 16:51:11
Цыганова повысили до первого заместителя главы Минприроды
13.04.2021 16:29:52
Как российские регионы будут снимать стресс от пандемии
13.04.2021 16:16:35
Trump Themes
Make Metronic Great Again
+$2500
StarBucks
Good Coffee & Snacks
-$290
Phyton
A Programming Language
+$17
GreenMakers
Make Green Great Again
-$2.50
FlyThemes
A Let's Fly Fast Again Language
+$200
FlyThemes
A Let's Fly Fast Again Language
+$200
FlyThemes
A Let's Fly Fast Again Language
+$200
FlyThemes
A Let's Fly Fast Again Language
+$200
FlyThemes
A Let's Fly Fast Again Language
+$200
FlyThemes
A Let's Fly Fast Again Language
+$200
FlyThemes
A Let's Fly Fast Again Language
+$200