На первом месте - пациент, фарминдустрия - на втором

15.04.2021
Объединение отечественных фармпроизводителей и Всероссийский союз пациентов предупредили о возможном дефиците медикаментов из-за введения готовящихся правил госзакупок лекарств. В письме, подписанном Национальной ассоциацией производителей фармацевтической продукции и медицинских изделий, а также ВСП, говорится об инициативе Минпромторга по введению принципа «второй лишний» при госзакупках стратегически значимых медицинских препаратов. Механизм предполагает, что привилегии получат компании, имеющие производство полного цикла с синтезом субстанции на территории Евразийского экономического союза.

Если то или иное решение может ухудшить состояние пациента - значит, это решение неправильное, считает заместитель председателя Комиссии Общественной палаты РФ по социальной политике, директор АНО НИЦ "Особое мнение", эксперт Центра ПРИСП Екатерина Курбангалеева.


Преференции отечественным фармкомпаниям или создание условий для быстрого развития российской фарминдустрии — это важная, но второстепенная мотивация. Главное, из чего мы должны исходить, — это интересы пациента, его здоровье - прежде всего. Пациент должен получать самое эффективное лекарство — то, которое ему прописал врач. А врач должен выписать препарат, который более всего нужен пациенту в данный момент, исходя из течения его болезни. Врач не должен оглядываться на то, что именно производит или не производит отечественная фарминдустрия, закуплено ли такое лекарство государством, есть ли оно в аптеках. Обеспечивать — задача государства.

Для примера: одно из основных лекарств для онкогематологических больных, выпускаемых отечественным производителем, производится в одной-единственной форме порошка, не в той дозировке и без какой-либо формы введения. Практикующие врачи в результате отказываются от него и обращаются к западным оригинаторам, закупая их через благотворительные фонды. Что это за странные преференции для наших производителей, которые нужны только самим производителям? Или другой пример. Ранее лекарство от гемофилии маленьким детям кололи в голову — вены на руках у детей слабо выражены. Сейчас в гражданский оборот вышел новый оригинальный препарат, который можно колоть внутримышечно, но Россия пока такое лекарство с такой формой введения не освоила. Хотя наверняка у нас есть производство полного цикла для этого лекарства, но его форма введения не подходит для маленьких пациентов. Что в таких случаях делать?

А что делать, если есть побочная реакция на лекарство? Если, допустим, человек начал лечение одним препаратом, то любой врач скажет, что менять лекарство нужно только в самом крайнем, критичном случае, так как это огромный стресс для организма. В трансплантологии при замене препарата может начаться отторжение пересаженных органов. Но, увы, госзакупки прошли, препарат на складе, так что либо лечитесь тем, что есть, либо не лечитесь вовсе.

С данной инициативой Минпромторга и без того сложная, порой критичная ситуация с лекарственным обеспечением еще сильнее ухудшается. В этой логике мы станем исходить из тех лекарств, которые закупили, а закупки, в свою очередь, мы будем делать по принципу того, какие препараты изготавливаются в рамках полного цикла отечественными производителями. Ситуация перевернута с ног на голову. У нас где-то в законодательстве есть, что пациент должен получать только отечественные препараты, произведенные в рамках полного цикла? Нет? Так давайте напишем, внесем изменения в законодательство. Так честнее. Хотя бы иллюзий у людей не будет. И лечить людей, видимо, у нас будут не врачи, а отвечать за здоровье людей — Минпромторг.
Абсурдная ситуация, правда же? Во главу угла мы ставим не пациента с его болезнью и стремлению к выздоровлению, а фарминдустрию. Для чего нам нужна фарминдустрия, если люди будут болеть и умирать? Налицо крайне неправильная мотивация. На первом месте должен стоять пациент с его здоровьем. И если то или иное решение может ухудшить состояние пациента, его качество жизни — значит, это решение неправильное.

Источник
Читайте также