О необыкновенных приключениях нынешних и прежних «справороссов» в Орле. Марина Искра верила, что вместе с партией добьется справедливости

31.08.2017
31.08.2017
На днях руководитель регионального отделения партии «Справедливая Россия» Руслан Перелыгин, он же руководитель фракции «СР» в облсовете и член комитета по строительству и ЖКХ, выложил на своей страничке в «Фейсбуке» четыре фото и написал: «Моя прогулка по городу показала, что власть по городу пешком не ходит!» На фото — дом, явно требующий капремонта, полуразрушенные порожки в летнее кафе, затянутый ряской и мусором искусственный затон Орлика. Если бы это сфотографировал и написал случайный прохожий — понятно. Если бы написал федеральный инспектор — тоже ясно. Но «озарение» упало на депутата облсовета — члена профильного комитета, в полномочиях которого и проверка работы регионального Фонда капитального ремонта, работы управляющих компаний в целом, и возможность инициировать принятие закона, обязывающего владельцев помещений содержать в нормальном состоянии прилегающую территорию и даже понуждающего владельцев недвижимости платить за аренду городской земли под возведенными лестницами-ступенями, порой занимающими чуть не весь тротуар. Да и почистить затон — в силах «справоросса». Делают же это общественники из «Дива» — почему члены «СР» не могут проявить инициативу убрать мусор с каких-то 50 кв. метров реки?

В общем, как-то несправедливо получается. Но это — мелочи. Как стало известно «МК Черноземье», лидеру реготделения самой праведной партии впору не чужие соринки искать, а подумать о собственных «бревнах». В Следственном управлении СК РФ по Орловской области находятся на рассмотрении уже два заявления, касающиеся несвоевременной выплаты заработной платы в «СР». По российским законам, за невыплату зарплаты более двух месяцев предусмотрена уголовная ответственность.

Неугодные — на выход!

Скандалы сопровождают региональную «Справедливую Россию» с самого начала ее появления. То она «кинула» на выборах «Детей войны», поддержавших тогда еще малоизвестную партию тысячами голосов униженных пожилых людей, но не получивших ни одного депутатского мандата. Потом ее саму кинула Москва: стоило «СР» более-менее крепко стать на ноги — в 2011 году она насчитывала около 3 тысяч членов, ее газета «За справедливость» выходила 10-тысячным тиражом и втихую активно распространялась даже коммунистами(!), а лидер отделения Николай Варламов стал главной мишенью губернаторской команды губернатора Козлова, как наиболее опасный оппозиционер, — как столица прислала в Орел курского олигарха г-на Четверикова. Тот заменил боевой политсовет реготделения и на созданной Варламовым популярности успешно прошел в Госдуму, набрав 45 тысяч орловских голосов. А облсовет заняли лояльные к власти: брат невестки тогдашнего короля железных дорог Виктора Якунина — Данил Фербиков и белгородец Николай Лисютченко, до сей поры никому из местных «эсеров» не известные.

Первым исчез Лисютченко, на которого, как на директора лопнувшего «Соцбанка», завели уголовное дело, потом Фербиков. После этого отделение возглавил бизнесмен Олег Судонин, но наладить нормальную работу не получилось. Накануне очередных выборов в Госдуму в отделении появился никому не известный Руслан Перелыгин, переметнувшийся из «Единой России». Теряющая доверие на выборах в ГД партия получила поддержку лишь 19 тысяч орловцев. При этом Перелыгин основательно почистил реготделение, оставив всего около 400 человек. Член политсовета Татьяна Жильцова считает, что таким образом партия освободилась от «мертвых душ», а экс-руководитель аппарата реготделения Марина Искра убеждена, что сделано это было лишь с одной целью — чтобы гладко прошла региональная конференция по выбору Перелыгина председателем орловского отделения:

— Перелыгин исключил из партии 2,5 тысячи членов, и это были «живые» люди, — убеждена Искра. — К примеру, в моей деревне — я живу в Большой Куликовке — было больше 50 человек в «СР». Орловский район — это 400 человек-«справедливороссов». А теперь 400 — во всей области… Причем всех исключили заочно. По Уставу «Справедливой России», из партии может исключать только региональный совет, а на тот момент его полномочия были приостановлены. Бывшие «эсеры» полагают, что делать это тогда имела право только Москва, то есть должно быть решение Президиума Центрального совета партии с именами 2,5 тысячи орловцев. Однако существует ли оно?

Поскольку всех «разогнали», для проведения конференции по избранию Перелыгина стало достаточно двух десятков человек, которые дружно проголосовали за малоизвестного парня. Так что у многих та конференция до сих пор вызывает сомнения… Прошло два года, этой осенью вновь должны выбирать председателя. «Мои» бывшие коллеги по партии рассказывают, что теперь им звонят и предлагают вновь вступить в «Справедливую Россию». Дурдом.

С душком или в конфликте с законом?


Партийные игры всегда отдают душком, но, в конце концов, это забота членов партии, которые с ними соглашаются. Другое дело, насколько деятельность партии согласуется с ее лозунгами и как она сама исполняет законы. И вот тут к местным эсерам, да и не местным, много вопросов.

— Мне не платили зарплату 1,5 года, — рассказывает Искра. — От Фербикова до Перелыгина. И не только мне. И бухгалтеру реготделения Анне Быченковой, и члену политсовета Михаилу Гаврикову, и специалисту по работе с местными отделениями и учету членов партии Татьяне Шевляковой, и другим. Кто-то с этим смирился, а мы с бухгалтером пошли в суд. Слышали бы вы, как юлила партия, которой я верно служила десять лет! И срок давности-то я пропустила, и табеля учета рабочего времени у них нет, и зарплата мне якобы не начислялась, и морального вреда мне никто не нанес — действительно, какой может быть моральный вред, если тебя оставляют без зарплаты на полтора года?! Соглашались отдать деньги только за три месяца, предшествующие подаче иска, и за последующий период после подачи иска. Мне пришлось доказывать, что я не верблюд, почти год. Принесла в суд трудовой договор, ведомости, большую переписку с Сергеем Мироновым, который признавал долг, обещал мне уладить проблему, но не сделал для этого ровным счетом ничего… И суд встал на нашу защиту. Мне были выплачены и зарплата, и моральный вред, которые взыскали и с реготделения, и с самой партии в целом.

— А спустя год в реготделении неизвестно откуда появилось дополнительное соглашение от 1 февраля 2014 года, по которому Искра… соглашалась на зарплату вдвое ниже, — рассказывает юрист, специалист в области трудовых отношений Владимир Кудаков. — Бумагу срочно понесли в суд в качестве «вновь открывшегося обстоятельства» — дескать, слишком много заплатили. Естественно, суд ее таковым не признает, равно как не считает ее «существенным для дела обстоятельством». Да и как по-иному, если все остальные документы, показания экс-руководителя РОПП «Справедливая Россия» Олега Судонина и других говорят о том, что Марине Искра никогда не начислялась указанная в допсоглашении зарплата!

И тогда «обедневшие» из-за судебного решения «справедливороссы» делают «ход конем»: не хочет суд — может, полиция клюнет?

Это как? А вот так!


Следственный отдел полиции Советского района уголовное дело возбудил оперативно.

— Следователь передо мной извинялась и объясняла, что на нее давят, — рассказывает Искра.

— Давят — не давят, но тут явное недоразумение, — поясняет Кудаков. — Дело в том, что есть решение суда, которое никем не отменено, а значит, имеет силу закона. И по закону Марина Искра — потерпевшая сторона, а предъявленные «доказательства» ее якобы мошенничества не признаны доказательствами. Однако следователь это игнорирует, равно как и все другие бесспорные доказательства невиновности Искра, и обвиняет последнюю в мошенничестве, в умысле на присвоение денежных средств и обман суда. Но тогда еще в обвинительном заключении надо написать: вступила в сговор с Судониным, чтобы тот дал ложные показания в суде, вступила в сговор с Фербиковым, чтобы тот подделал ведомости о начислении зарплаты задним числом, сговорилась с Мироновым, который письменно подтверждал задолженность. При этом — заметьте: в допсоглашении зарплата обозначена в 34 482,5 руб., но приказа по этому поводу нет, а главное — ей начисляют вдвое больше на протяжении почти года после даты допсоглашения, вплоть до увольнения.

— Тут вообще все странно, — расстроена Искра. — Дело возбудили в январе 2017 года, а меня об этом уведомили лишь в апреле. Давление колоссальное. Следствию зачем-то обязательно надо было меня арестовать — спасибо, суд разобрался и отказал. А в день, назначенный для ознакомления меня с обвинением, у меня случился приступ — пошел песок из почек, но меня отказались госпитализировать, хоть и привезли на «скорой» в больницу, потому что представители полиции… сообщили врачам, что я мошенница. Это как? А если бы пошел камень? Говорят, у Перелыгина есть какие-то подвязки в полиции. Не знаю. Но одно точно: на мое заявление в СК по Советскому району г. Орла о задержке выплаты Перелыгиным зарплаты нет ответа уже второй месяц.

Пишите, Шура, пишите…

— Я не собиралась воевать с реготделением, — говорит Искра. — Я хотела лишь получить то, что мне положено по закону. Но то, как со мной поступают те, кто называет себя «справедливым», вынуждает действовать до конца по справедливости. Дело в том, что есть закон, ст. 145.1 УК РФ, предусматривающая уголовную ответственность для лиц, признанных виновными в невыплате из корыстной или иной личной заинтересованности заработной платы. Фербиков не рассчитался со мной почти за 3 месяца, а Перелыгин — за 8 месяцев. При этом в рамках знакомства с материалами уголовного дела я обнаружила финансовые отчеты партии, и оказалось, что у Перелыгина, к примеру, была абсолютная возможность все сделать по закону — на счету партии были средства, более 800 тысяч рублей. Однако он их, похоже, пустил на выборную кампанию в Орловский горсовет, а не на исполнение своих трудовых обязательств. Справедливо, да? Но когда я принесла заявление на Перелыгина, меня обманули.

— Его зарегистрировали не как заявление о преступлении, а как «прочие обращения граждан», — поясняет Кудаков. — А это в том числе — иные сроки для принятия решения. Первое предполагает три дня, второе — месяц. Пришлось идти к руководителю отдела процессуального контроля, написали жалобу прокурору. В ответ — тишина. Депутаты облсовета у нас что, неприкасаемые? Второе заявление — на Фербикова — тоже не хотели регистрировать как заявление о преступлении. Опять принимали как «прочие обращения граждан». А ведь это фактически означает сокрытие заявлений о преступлении от учета! Пришлось идти в Следственное управление… Приняли. Но тотчас высказались, что не видят состава преступления ни у одного, ни у другого. При этом официальных ответов нет уже больше месяца. Знают, что мы опротестуем их отказы, и просто тянут время. А ведь если будут возбуждены уголовные дела, свои права смогут защитить все пострадавшие от «СР» сотрудники, в том числе те, кто не стал судиться по поводу невыплаты зарплаты и пропустил срок исковой давности. То есть в данном случае бездействие правоохранительных органов нарушает права не одного человека!

Отчаявшись найти справедливость у местных начальников, Искра 17 августа пошла на прием к москвичам: в Орле вот уже две недели работает комиссия из Генпрокуратуры РФ, которая принимает жалобы орловцев.

— Самый частый вопрос у прокурора, который меня слушал: «Это как?» А я не знаю как, — рассказывает Искра. — Вот так. Это только словари трактуют «справедливость» как нравственность, благородство, законность и даже праведность. А в орловских реалиях — вседозволенность, беззаконие и цинизм. Знаете, меня ведь исключили из партии после того, как я обратилась за защитой своих прав в суд. За дискредитацию партии, сказали…

Чем закончится противостояние бывших и нынешних «справедливороссов», не знает никто. Искра ждет ответа от Генпрокуратуры, правоохранительные органы продолжают играть в молчанку по поводу заявлений о привлечении к ответственности за несвоевременную выплату зарплаты, Перелыгин готовится к новым выборам. А я ради любопытства заглянула в Сведения о пожертвованиях, поступивших в «СР» в 2013-2014 годах, которые находятся в открытом доступе на сайте Избирательной комиссии РФ. Интереснейший документ. Вот, к примеру, Елена Мизулина — депутат Госдумы с большой зарплатой. Оказывается, пожертвовала в 2014 году 235 тысяч. Могла? Вполне. Но тут же значится орловская многодетная мама Татьяна Жильцова, которой самой не раз выделялась помощь для поддержки. Она пожертвовала в 2013 году… аж 480 тысяч. А бухгалтер Быченкова, отстаивающая свое право в суде на зарплату, в общей сложности отдала партии около 800 тысяч, член политсовета Михаил Гавриков, с которым тоже до сих пор не рассчитались, — 383 тысячи. Последнюю рубашку для родной партии не жалеют? Или никакой жертвы нет, а есть очередная хитрость не очень-то совестливой партии, которая экономит на налогах?

Увы, и эти вопросы еще ждут своих ответов.

Елена Годлевская

Источник
Больше важных новостей в Telegram-канале «NOM24». Подписывайся!

Назад к списку
Читайте также
Комментарий по закону Москвы о наблюдателях на выборах мэра
10.05.2018 10:45:00
38 просмотров
Активисты Национального общественного мониторинга рассказали об итогах работы на выборах в Тверской области
26.03.2018 10:52:00
122 просмотров
Президентские выборы прошли в Свердловской области без серьёзных нарушений
23.03.2018 10:46:00
107 просмотров
Trump Themes
Make Metronic Great Again
+$2500
StarBucks
Good Coffee & Snacks
-$290
Phyton
A Programming Language
+$17
GreenMakers
Make Green Great Again
-$2.50
FlyThemes
A Let's Fly Fast Again Language
+$200
FlyThemes
A Let's Fly Fast Again Language
+$200
FlyThemes
A Let's Fly Fast Again Language
+$200
FlyThemes
A Let's Fly Fast Again Language
+$200
FlyThemes
A Let's Fly Fast Again Language
+$200
FlyThemes
A Let's Fly Fast Again Language
+$200
FlyThemes
A Let's Fly Fast Again Language
+$200