«Политический анализ» Владимира Жириновского

29.12.2020
Перечисление Владимиром Жириновским возможных преемников Владимира Путина говорит о многом, не исключая и того, кто действительно может оказаться таким преемником.

Имена восьми действующих российских политиков, могущих стать «назначенцами» Владимира Путина на пост, который он занимает сейчас и, вероятно, будет занимать до 2030 года, назвал лидер ЛДПР в воскресенье в телепередаче.

Владимир Жириновский считает такими возможными преемниками Михаила Мишустина, Дмитрия Медведева, Сергея Шойгу, Валентину Матвиенко, Сергея Собянина, Сергея Нарышкина, Вячеслава Володина, Алексея Дюмина (это единственный политик не-федерального уровня в «списке» Жириновского).

После этого Жириновский скромно заметил, что, тем не менее, «займет этот пост другой человек» — он сам. Но вряд ли именно в этом главное содержание данной новости.

«Политический анализ», сделанный Жириновским, на первый взгляд выглядит, как плод размышлений Капитана Очевидность. «Великолепная восьмерка», названная им, представляет собой ни что иное, как почти в точности скопированные результаты социологических рейтингов упомянутых лиц, как наиболее известных персон. За исключением, впрочем, тульского губернатора — здесь авторское право главы ЛДПР оспаривать не приходится.

Но человек с тем положением в политической системе, какое занимает Владимир Жириновский, это очень информированный человек. В отличие от большинства других людей его уровня, он время от времени плодами своей информированности делится. По собственной ли инициативе, по просьбе ли «сверху», это всякий раз вопрос догадок, как и мотивы такой «озвучки».

В данном случае он сказал не просто то, что в основном можно увидеть в социологии, а и то, о чем давно говорят в политических кругах. Правда, прежде называлось чуть меньше фамилий. Главы Совфеда среди них не было. Как и тульского губернатора, хотя молва записала бывшего замначальника Службы безопасности президента в его преемники сразу после назначения в Тулу. Относительно новым лицом в этом неофициальном списке оказался и премьер-министр Михаил Мишустин. Сергей Нарышкин находтся там еще со времен пребывания во главе Госдумы, как ее нынешний глава — с периода работы в руководстве Администрации президента.

Некоторые из них, скорее всего, все же поежились, так как считается, что подобные утечки не обещают их фигурантам счастливого политического будущего, да хорошо еще, если — не наоборот. А они наверняка не исключают для себя того развития событий, каковое следует из слов Владимира Жириновского.

Но обратим внимание на то, что фамилии кандидатов в преемники были названы в эфире государственных «Вестей». Ситуация заставила вспомнить ту, что сложилась в 2005 году. Тогда 14 ноября Дмитрий Медведев и Сергей Иванов были назначены вице-премьерами. С этой даты между ними началась предвыборная гонка, о которой нигде официально не было объявлено, но о ходе которой всем было отлично известно. Победителем два года спустя стал курировавший «первое издание» нацпроектов Медведев.

Сейчас до выборов 24 го года еще больше трех лет. Много, но и никаких новых официальных назначений не состоялось. Пока что только прозвучала реплика, сказанная экстравагантным старейшиной политического цеха по государственному телеканалу. Не больше, но и не меньше.
Кстати говоря, если о выборах 2008 года было точно известно, что Путин в них не участвует, то сейчас ситуация противоположная. Насколько именно противоположная? Возможно, не на 180 градусов, и этот сигнал тоже содержится в выступлении главы ЛДПР.

В связи с темой преемничества часто говорят о невозможности сделать достоверный прогноз по поводу конкретной персоны или даже круга персон. Но настоящие сюрпризы вряд ли возможны. Хотя до 2024-го, а тем более до 2030 года может поменяться очень многое, есть мало сомнений в том, что до этих дат стратегическая линия российских элит не претерпит изменений, способных вызвать появление «российского Трампа». Перемены если и будут, то, как сказал по аналогичному поводу в бытность президентом Дмитрий Медведев, — «стилистические».

А если это так и несистемных фигур ждать не приходится, то значит, и список преемников имеет обозримый характер. И вполне естественно, что в данном случае в него попали как высшие сановники государства, так и менее известный бывший военный с репутацией человека, чья роль в возвращении Крыма была одной из ключевых.

Выступление Жириновского является хорошим знаком, по меньшей мере, в одном отношении. Публичная политика в своем главном измерении становится и впрямь публичной. Помимо этого, можно предполагать наличеи некоего напряжения в элитах. Его снимают, давая понять, что у всех ее «отрядов» есть шансы пробиться к высшему посту. Перечисление имен, кстати, дает возможность порассуждать о структуре политической элиты РФ.

«Что бы там ни говорили, у нас все-таки нет системы личной власти, когда глава государства решает, кого назначать, сказал "Эксперту online" директор Центра сравнительных политических исследований ИМЭПИ РАН Борис Шмелев. Да, если все же дойдет дело до назначения преемника, его имя озвучит Владимир Путин. Но это совсем не значит, что выбор этого деятеля Путин произведет самолично. Его преемник будет найден в результате компромиссов элит как некая равнодействующая между их интересами».

Правда, политолог не исключает, что искомая фигура на момент выдвижения сама к этим элитам принадлежать не будет. Что ж, одного человека из «списка Жириновского» можно счесть соответствующим и этому критерию.

Расширению горизонта видения превосходно помогает хухожественная образность. Как может искаться подобный компромисс, показано, например, в политико-фантастической повести 2015 года американского писателя Тома Клэнси «Верховный Главнокомандующий». Ее автор пишет: «Для собравшихся в этом зале людей Путин был одним из своих. Пусть первым, но первым среди равных себе». И того, кто сменит Путина, элиты будут выбирать тоже в своем кругу — уже в реальности, а не в political fiction.

Упомянутое выше внутриэлитное напряжение могло возникнуть от некоторой неразберихи по поводу того, что теперь важно, что — второстепенно, кто плохой, кто хороший, на фоне проблем уходящего года, оказавшихся необычайно острыми. О том, что стратегические цели остаются прежними, президент счел нужным напомнить на минувшей неделе, встречаясь с правительством. Но вернуться в их «колею» или скорректировать ее (например, в предстоящем Послании Федеральному собранию) еще только предстоит. Зато это произойдет намного раньше 2024 года. Источник
Читайте также