Путину рассказали о «пробуксовках» при выполнении его посланий

09.04.2021
На состоявшемся в четверг совещании по итогам реализации президентских посланий Федеральному Собранию двух минувших лет на вопросы Владимира Путина отвечали первый вице-премьер Андрей Белоусов, вице-премьеры Татьяна Голикова, Марат Хуснуллин и Дмитрий Чернышенко, руководители Центрального Банка, сотрудники Администрации президента, а также представители Общероссийского народного фронта.

Глава государства предложил совместно проанализировать «пробуксовки», которые имеют место при выполнении его посланий, с тем чтобы они были, наконец, устранены. Необходимость встречи с такой повесткой вполне объяснима: на 21 апреля намечено очередное, 17-е обращение Путина к Федеральному Собранию, которое, как подчеркнул президент, будет выдержано в духе преемственности целей.

Президент просил участников онлайн-конференции:

- оценить, какой получен эффект для развития территорий, городов, районов, для экономики и социальной сферы;
- завершить реформу контрольно-надзорной деятельности и расчистку законодательства от устаревших норм и требований во многих отраслях;
- сделать механизмы достижения поставленных целей более адресными;
- скорректировать действия, которые дают недостаточную отдачу, либо предложить другое, более результативное решение проблемы.

Путин настаивает на том, чтобы цели и задачи, которые он озвучивает в своих ежегодных посланиях, не превращались в маниловщину, а исполнялись кабинетом министров и другими федеральными органами власти невзирая на обстоятельства.

Помимо упомянутых выше чиновников, на совещании в четверг присутствовал невидимый, но всеми ощущаемый «участник» — коронавириус, который внес радикальные корректировки в планы, обозначенные в прошлогоднем и позапрошлогоднем посланиях президента. И хотя Путин в прошлые годы постоянно подчеркивал, что времени на раскачку нет и абсолютно недопустимо отступать от намеченных рубежей, пандемия, которую никто не мог предвидеть, сдвинула вправо сроки исполнения одних проектов, отодвинула на второй план другие, а третьи, наоборот, выдвинула в число первоочередных. Под нож коронавируса попали и главные драйверы развития страны — национальные проекты. В 2020 году их финансирование сократилось на 200 млрд рублей .

В числе направлений, по которым не удалось продвинуться в той степени, в которой хотелось бы, президент назвал в четверг недостаточные темпы ввода новых мест в яслях, ситуацию с компенсацией инвестиционного налогового вычета, строительство индивидуального жилья и рост цен на жилье (до 30 процентов в некоторых регионах), а также обкатку перспективных технологий в «цифровых песочницах».

Цель — не формальное исполнение, а реальное продвижение

В зависимости от глубины задач, которые президент ставит перед правительством, различается и контроль за их исполнением: о каких-то можно отчитаться оперативно, в конкретные сроки; другие же можно решать только поэтапно, на марше, говорит директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников.

«Одно дело — изменить тарифы, построить дорогу и т. д. Такие задачи имеют конкретную дату завершения, после чего их снимают с контроля. Но есть поручения, которые исполняются поэтапно, и контроль тоже осуществляется поэтапно: на такое-то число исполнено двадцать процентов, на такое-то — пятьдесят; мы в графике или мы выбились из графика, — поясняет Солонников. — Сегодня президент и не ждал, что все поставленные им год и два года назад задачи будут выполнены на сто процентов; ему надо было понять, насколько и по каким проектам правительство не выдерживает график».

Встречи, подобные нынешней, очень важны, убеждён Солонников. Президенту нужно видеть не формальное исполнение или неисполнение его поручений (эту информацию он легко может получить из отчетов соответствующих структур), а то, насколько поставленные задачи продвинули страну к тем или иным реальным рубежам. Не секрет, что бюрократия поднаторела в подгонке показателей под требования — формально цифры выполняются, но населению от этого ни жарко, ни холодно, поскольку эти цифры никак не транслируются на реальную экономику.

«Взять, например, требование Путина, чтобы темпы роста российской экономики были выше среднемировых. Решение этой задачи, можно сказать, само идет в руки: темпы роста мирового ВВП сократились в результате пандемии гораздо сильнее, чем российского — задача может быть выполнена вообще без каких-либо сверхусилий со стороны правительства. Но станет ли от этого повседневная жизнь россиян легче?» — задаётся вопросом политолог.

Курс Кремля: если и не смена, то коррекция

Послания Путина адресованы Федеральному Собранию лишь формально. Главная их аудитория — население России, подавляющее большинство которого ищет в обращениях президента подтверждение тому, что надежды и чаяния людей сбудутся. Этим и определяются содержание, интонация и дальнейшие действия вокруг таких посланий, говорит вице-президент Института национальной стратегии Виктор Милитарев.

«Поставьте себя на место обычного гражданина. Что и как он слышит из уст Путина, когда тот зачитывает обращение? Он слышит, что перед страной стоят те или иные сложности и вызовы — но это гражданин знает и без Путина, он эти сложности в своей каждодневной жизни ощущает. Поэтому президент должен этому гражданину пообещать: он четко знает, как на эти вызовы ответить, и не забывает регулярно спрашивать с подчиненных о том, как идет выполнение поставленных задач. Сегодняшнее общение с членами правительства — как раз одно из таких мероприятий, задачей которых является показать населению, что президент держит руку на пульсе», — говорит Милитарев.

По его мнению, Путин последние несколько лет находится при составлении своих обращений в довольно стесненном положении — «планов громадье» наталкивается на сопротивление внешней среды, которое делает их исполнение затруднительным или вообще невозможным. В каком-то смысле это даже на руку президенту, потому что позволяет объяснить неисполнение тех или иных обещаний форсмажорными обстоятельствами, полагает эксперт.

«До 2019 года в качестве такого форсмажора использовалась внешняя военная угроза, позволявшая объяснять недостаток средств на социальные проекты необходимостью обеспечить приоритетное финансирование оборонных разработок. Сейчас таким форсмажором стала пандемия. Но Путин должен доказывать, что несмотря на все эти внешние вызовы власть не отказывается от социально-ориентированной повестки», — говорит Милитарев.

Он, кстати, находит в последних посланиях президента (равно как и в других публичных выступлениях Путина) признаки того, что в Кремле происходит если не смена, то коррекция с либерально-монетаристского курса, остававшегося неизменным с начала века, на социально-промышленный. Повлияла ли на это пандемия, или по каким-то причинам в окружении президента усилилось именно то крыло, которое ратует за новую индустриализацию — вопрос вторичный, считает Милитарев. Первично то, что в допандемийных посланиях 2019 и 2020 годов, в отличие от «геостратегического» послания 2018 года, основной объем текстов затрагивал сугубо практические, приземленные вопросы: задачи социального и экономического развития, реализацию нацпроектов, подъем качества жизни населения, «сбережение народа» и прочие демографические темы.

В 2019 году президент, в частности, требовал:

ввести налоговые льготы для семей;
повысить выплаты на рождение детей;
обновить программу льготной ипотеки для многодетных семей;
дополнительно поддержать пенсионеров;
перевести все российские школы на современные условия обучения, до конца 2021 года обеспечить их высокоскоростным Интернетом;
до конца 2020 года сделать медицинскую помощь доступной во всех населенных пунктах;
закрыть и рекультивировать все мусорные свалки в городах до 2025 года;
улучшить деловой климат, качества национальной юрисдикции и увеличение объема инвестиций.

В послании 2020 года Путин предложил:

- внести изменения в Конституцию;
- усовершенствовать механизм выплаты пособий на рождение детей семьям с низкими доходами;
- увеличить размер родительского капитала, продлить и расширить эту программу;
- организовать бесплатное горячее питание для всех учеников начальной школы с 1-го по 4-й классы, поднять зарплату учителей;
- увеличить количество бюджетных мест в вузах, отдавая при этом приоритет региональным вузам;
- запустить программу модернизации первичного звена здравоохранения, перейти в 2020 году на новую систему оплаты труда для медработников;
- достичь в 2021 году темпов роста ВВП выше среднемировых;
- запустить новый инвестиционный цикл, нарастить вложения в создание и обновление рабочих мест и инфраструктуру;
- обеспечить неизменные налоговые условия для бизнеса в течение шести лет, завершить реформу контрольно-надзорной деятельности.

Милитарев обращает внимание на то, что фактически все эти задачи президент начал ставить еще до того, как озвучил их в своих посланиях — практически с самого начала последней каденции. Но по каким-то причинам он не педалирует публично политику усиления государственного участия в экономике — возможно, чтобы не «дразнить гусей» в лице либерального крыла российских властей, предполагает эксперт ИНС.

Отделить желаемое от действительного

Сегодняшнее совещание носит куда более прагматический характер, чем собственно обращения к Федеральному Собранию, полагает профессор факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге Дмитрий Травин.

По мнению Травина, количество задач, которые президент обозначает в каждом ежегодном обращении, заведомо превышает возможности правительства исполнить их в отведенные сроки. В результате объем таких «просроченных работ» нарастает, и встречи, подобные сегодняшней, проводятся как раз для того, чтобы отделить желаемое от действительного.

«Президент и все те, к кому его ежегодные послания обращены, превосходно понимают, что это в большей степени торжественный ритуал, нежели рабочее мероприятие, — уверен эксперт. — Рабочие же вопросы как раз и обсуждались сегодня. Я убеждён, что никто из участников совещания не получит взысканий за то, что те или иные задачи, поставленные в посланиях 2019 и 2020 годов, не выполнены до конца, потому что те или иные просрочки ожидались изначально».

Распоряжения, обязательные к исполнению, спускаются по ступеням вертикали власти не через обращения президента к Федеральному Собранию один раз в году, а по существующим именно для этих целей каналам, продолжает Травин. Они расписываются конкретным исполнителям в рабочем порядке, и ход их исполнения контролируют соответствующие органы.

«Как вообще можно требовать отчета по исполнению сугубо декларативного документа, каковым является послание к Федеральному Собранию? — говорит Травин. — Президент излагает в нём некое видение стратегических задач. А конкретные распоряжения оформляются в виде президентских указов, постановлений правительства и т. д.» Источник
Читайте также