Разговор с Крашенинниковым: диалог в гордуме Екатеринбурга

25.02.2021
Константин Киселев – о встрече депутатов городской думы Екатеринбурга с Павлом Крашенинниковым.

Депутат Госдумы Павел Крашенинников отверг идею екатеринбургского депутата Александра Колесникова сделать Екатеринбург городом федерального значения. Свою идею Колесников высказал на информационном часе в гордуме. По его мнению, Екатеринбург может получить статус, как Москва и Санкт-Петербург. Также Колесников предложил создать «Русскую республику» со столицей в Екатеринбурге, но эта инициатива тоже не вызвала положительную реакцию.

Подобные предложения – это политические заявления, не имеющие отношения к содержанию разговора, считает депутат Екатеринбургской городской думы, политолог, эксперт Центра ПРИСП Константин Киселев.


Есть разные публичные встречи, у которых абсолютно разные цели. Например, встреча единомышленников, как съезд или конференция - идеальное место для политических заявлений. Есть журналисты, есть повестка, есть сценарий. Есть встречи для выяснения позиций, тенденций, перспектив. Тут важны формулировка вопроса, нюансы ответа, уровень доверия к аудитории, умение читать между строк. Встреча в городской думе Екатеринбурга с Павлом Крашенинниковым, председателем комитета Госдумы по законодательству, была именно для понимания: чего ждать, что далее? Но, увы и ах, все пошло не так. Вопросы об ордене Ленина, о русской республике, о содомии - не вопросы, а политические заявления. Это же очевидно. Писать о политических заявлениях легко и просто. Думать, слушать и слышать не нужно. И большинство повелось именно на эту звучность и лёгкость, упустив возможность вникнуть.

Я задал три вопроса, получив ответы. Воспроизведу вместе с выводами.

Вопрос первый. Часто существует жёсткий дисбаланс между идеями законодателей, правотворчеством, с одной стороны, и правоприменением, с другой. Я не исключаю, например, что ужесточение борьбы с наркотиками в Интернете необходимо, но мы смотрим на правоприменение и имеем такие искажения, что просто ужас. Например, человек может разместить у себя альбом "Опиум" нашей Агаты Кристи или опубликовать отрывки из Конан Дойла о Шерлоке Холмсе, который был не чужд наркотикам, и получить срок за пропаганду. Иной пример, есть интервью Льва Пономарева иностранным изданиям, и вот он уже иностранный агент. Может быть не стоит ужесточать законодательство, понимая издержки правоприменения? Особенно политическое законодательство?

Смысл ответа: Павел Крашенинников признает существование проблемы. Уже плюс. Приводит пример корректировки жёсткого закона по изображению нацистской символике в сторону смягчения. Не исключает смягчения в перспективе. Но вычитывается иное: ждать быстрой корректировки не стоит, не от него зависит, держитесь люди.

Вопрос второй. Сегодня порядок формирования органов местного самоуправления определяется субъектом РФ. Условно, прямые или нет выборы главы Екатеринбурга устанавливают областные депутаты. Не стоит ли эти вопросы отдать на откуп муниципалитетам? Пусть каждый город или район сам определяет выбирать или назначать мэра, как выбирать думу и т.д.

Ответ: Все возможно, но нужны единые стандарты, то есть ответы на вопросы - в каких случаях, где, кто и т.д. Стандартов нет, поэтому все останется так, как останется. И это несмотря на то, что законодательство в публичной сфере будет меняться. Будут новые законы, регулирующие и деятельность органов власти на региональном уровне, и деятельность местного самоуправления.

И мы понимаем, что областных депутатов нам не пробить. Не пропустят они прямые выборы. Остаётся работать в существующих условиях. Кстати, была обнадеживающая фраза, что лезть в дела местного самоуправления, в полномочия муниципалитетов особого желания нет. Тем более, что появилось полномочие Госсовета - урегулировать конфликты между "городом и областью".

Вопрос третий. Госдума получила дополнительные полномочия по формированию федерального правительства. Будет ли эта практика транслироваться на уровень регионов и муниципалитетов? Ведь логично, чтобы депутаты согласовывали всех ключевых заместителей мэра или губернатора.

Ответ: Едва ли, но этот вопрос вы должны решить сами.

Уточняю: Ведь сейчас это юридически едва ли возможно?

Ответ: Именно так, и в перспективе, скорее всего, ничего не изменится. Тут, все становится ясно, а получить дополнительные полномочия для представительных органов было бы хорошо. Глядишь, привлекательность и значимость голосования резко бы выросли.

Итак, что же в итоге? Похоже, единства мнений среди законодателей, которые готовят материалы для принимающих решения, нет, но влиять можно. К общественному мнению прислушиваются, о нем знают. И это основной канал влияния. Подчёркиваю, между строк читается, что не политика, но именно общественное мнение. Смягчения политического законодательства ждать не приходится. Дополнительных полномочий местное самоуправление не получит, а вот угроза лишиться самостоятельности есть, хотя не стоит ее преувеличивать. От Госдумы мало что зависит. Особенно в публичной сфере. Там исполнители и оформители инициатив. Техники. Через Госдуму проще менять социально ориентированное законодательство. Не просто, но можно. К таким инициативам лояльнее настроены.

Вы скажете, что все очевидно. Спорить не буду. Но и такое общение важно. Это именно тот формат, когда можно быть услышанным и услышать. Источник
Читайте также