Оппозиционные губернаторы: позиционирование и политический курс Политика Аналитический доклад

25.08.2017 19
Оппозиционные губернаторы: позиционирование и политический курс Политика Аналитический доклад
Сегодня в России работают три губернатора, представляющие системные оппозиционные партии. Это выходцы из КПРФ Вадим Потомский (Орловская область) и Сергей Левченко (Иркутская область), а также представитель ЛДПР Алексей Островский (Смоленская область). При всех различиях между их регионами многие вызовы, с которыми им пришлось столкнуться, были схожими. Но разные стратегии, которые они использовали для решения управленческих задач, привели к развитию политической ситуации в их регионах по разным сценариям.

Зона экспертного консенсуса


Есть несколько концептуальных положений, по которым наблюдается единство экспертных оценок при описании положения оппозиционных губернаторов.
1. Оппозиционные губернаторы рассматриваются в первую очередь не как партийные функционеры, а как управленцы-технократы, встроенные в систему. Чем дальше губернатор от такого образа, тем чаще ставится под сомнение возможность его переизбрания на следующий срок. Говоря в рамках данного доклада об «оппозиционных губернаторах», мы также понимаем, что речь идет о системных политиках, при избрании на пост бывших кандидатами от оппозиционных партий и сохранивших связь с этими политическими силами.

2. С одной стороны, считается, что принадлежность такого главы региона к системной оппозиции снижает вероятность его отставки (так как парламентская оппозиционная партия может рассчитывать на наличие хотя бы одного своего представителя в губернаторском корпусе). С другой — пример К. Ильковского показал, что в случае накопившихся проблем такой губернатор может не доработать даже до конца первого срока. На деле — затруднения при использовании каналов «Единой России» как диалога как с Центром, так и с региональными элитами делают положение такого губернатора более шатким. По сути, устойчивость его позиций серьезно зависит от конструктивных отношений с этой партией.

3. Возможность появления больше 1−2 губернаторов от парламентской оппозиционной партии рассматривается в экспертной среде как нарушение сложившегося баланса. В связи с этим многие отмечали, что Центр вряд ли согласится на назначение врио губернаторов из КПРФ и ЛДПР в регионы, где сильны позиции у данных партий: эти объединения уже имеют своих представителей в губернаторском корпусе.

Позиционирование губернаторов, представляющих системную оппозицию

Проблемой для оппозиционных губернаторов традиционно остается баланс между системностью и принадлежностью к своей «материнской партии», а также между ролью управленца-технократа и публичного политика.

В 1990-е — начале 2000-х образ губернатора — выходца из оппозиции, как правило, эволюционировал от партийного функционера до управленца, который — даже при сохранении членства в своей партии — дистанцируется от нее, претендуя на роль представителя интересов всех избирателей и ключевых политических сил своего региона. Губернаторы, которые уделяли повышенное внимание своей роли в качестве партийных функционеров и оставались напрямую вовлеченными в дела своей партии, как правило, не могли задержаться на своем посту дольше одного срока, хотя это было и не основной причиной их неустойчивого положения. Примером является, например, губернатор Ивановской области в 2000—2005 годах Владимир Тихонов — до 2004 года член КПРФ, позже — основатель и глава Всероссийской коммунистической партии будущего.

При этом в 1990-е годы губернаторами от оппозиции чаще становились хозяйственники советской школы, для которых такие выборы были способом вернуть утраченное место в системе власти (нередко — после перерыва всего в несколько лет). Для них роль управленца была даже более естественной, чем роль публичного политика. Напротив, оппозиционные губернаторы 2000−2010-х годов куда чаще переходили на эти посты с позиции политических менеджеров.
Из нынешних оппозиционных губернаторов наиболее актуальный управленческий опыт в сфере экономики до избрания имел Вадим Потомский, в 2000-е годы руководивший рядом муниципальных унитарных предприятий в Ленинградской области (МУП «Экология» и «Всеволожская управляющая кампания»). Сергей Левченко в 1992—1999 годах был гендиректором строительно-монтажного управления «Стальконструкция» в г. Ангарске, но затем в течение 16 лет перед избранием на губернаторский пост работал на чисто политических должностях. Алексей Островский сделал карьеру в качестве политического менеджера.
Как наиболее тесно связанный с партией (КПРФ) воспринимается Сергей Левченко. Определенную роль играет то, что он пришел на этот пост позже других оппозиционных губернаторов, в 2015 году, выиграв выборы именно как публичный политик. «Партийно маркированный» имидж задает Левченко и череда конфликтов этого губернатора с региональными элитами, в том числе представителями «Единой России». Все это не позволяет ему выйти за рамки роли партийного функционера, не ассоциируясь с борьбой политических сил. С одной стороны, связка его с партией создавала и достаточно благоприятные информационные поводы для публикаций в прессе (например, еще в начале 2017 года СМИ обсуждали возможность его выдвижения в президенты России от КПРФ). С другой — такая роль не позволяет ему расширять свою базу поддержки, что повышает интенсивность слухов о вероятности его отставки.
Вадим Потомский сохраняет связи с федеральным руководством партии. Отметим визит в Орловскую область Геннадия Зюганова в августе 2017 года. В то же время образ Потомского чаще ассоциируется с регионом, чем с партией. Ассоциирован с регионом и имидж Алексея Островского, который к тому же дольше всех ныне работающих оппозиционных губернаторов занимает свой пост (с 2012 года).

Разное позиционирование отражается и на разном характере публичных инициатив, с которыми выступают эти губернаторы.
У Сергея Левченко наиболее известные публичные инициативы относятся к чисто политической сфере. Прежде всего это борьба за прямые выборы мэров в регионе. Это привлекает внимание к нему как к публичному политику, но не дает дополнительных преимуществ для позиционирования региона. Менее резонансными инициативами губернатора стали предложения объявить 2018 год Годом Байкала, а также ввести нулевую ставку НДС на детские товары. Тем не менее эти темы не были подхвачены прессой. Одна из причин такого результата может быть связана и с недостаточными усилиями команды губернатора по их продвижению.

У Вадима Потомского публичные инициативы почти всегда тесно связаны с позиционированием, повышением узнаваемости, туристической привлекательности, имиджа региона. Предложения губернатора, на которые обращала внимание федеральная пресса, были связаны с историко-культурной либо социальной сферой. Самая обсуждаемая из них — установка памятника Ивану Грозному в 2016 году. Можно отметить и продвижение инициатив по ипотеке и жилищному строительству, обнародованное в мае 2017 года предложение предоставлять инвалидам и участникам Великой Отечественной войны, проживающим в его регионе, земельные участки для организации индивидуального жилищного строительства бесплатно в собственность. Стоит отметить и агрессивную, но достаточно эффективную тактику работы команды Потомского в информационном пространстве.

Наиболее резонансные инициативы Алексея Островского прямо или косвенно работали на расширение влияния в губернаторском корпусе и лоббистских возможностей губернатора на федеральном уровне. Так, в мае 2017 года он призвал Смоленскую областную думу воспользоваться правом законодательной инициативы и подготовить поправки к федеральным законам, регулирующим постановку на учет юридическими лицами лиц, прибывших в Россию с целью заработка. Нарушения при регистрации мигрантов серьезно затрагивают все регионы, окружающие Москву и Московскую область, а не только Смоленщину. Если смоленский губернатор и далее будет развивать эту тему, он сможет позиционироваться как защитник интересов большой группы регионов ЦФО.
В целом стратегии позиционирования, избранные Вадимом Потомским и Алексеем Островским, относительно эффективны. Они привлекают внимание к их регионам и подчеркивают их роль как лоббистов интересов возглавляемых ими территорий. Восприятие в федеральных СМИ Сергея Левченко несет в себе больше рисков — непропорционально большой акцент делается на его роли публичного политика, сохранившего многие черты оппозиционного деятеля. В преддверии выборов в Законодательное собрание региона 2018 года дистанцироваться от такого образа, провести его «перезагрузку» иркутскому губернатору будет достаточно сложно.

Рекрутирование команд

Главным при комплектовании администраций оппозиционных губернаторов ожидаемо стал не партийный принцип, а командный — опора на кадры и структуры, с которыми данный управленец работал до избрания или настроен выстроить партнерские отношения. Однако система рекрутирования управленческих кадров, принятая каждым из таких губернаторов, имеет и серьезные отличия.

В Иркутской области команда губернатора представляет собой результат компромиссного решения: в нее входит коалиция муниципальных и бизнес-элит, поддержавшая Левченко на выборах 2015 года, а также представители влиятельных в регионе корпораций. В целом сохраняется костяк команды, сформированной в начале работы Левченко в новой должности. Многие из этих чиновников работали в командах предыдущих глав области. Вспомним первого вице-губернатора Владимира Дорофеева, вице-губернатора по социальной политике Валентину Вобликову или главу минфина региона Наталию Бояринову, работавших в команде предыдущего губернатора Сергея Ерощенко. Отметим серьезное влияние в команде иркутского губернатора выходцев из стройкомлекса — это вице-премьеры областного правительства Руслан Болотов (уже занимавший пост министра в регионе при губернаторах Игоре Есиповском и Дмитрии Мезенцеве) и Виктор Кондрашов (экс-мэр Иркутска). Немногие из ключевых членов команды губернатора до назначения были известны именно как партийные функционеры. Таким примером является вице-губернатор — глава администрации Усть-Ордынского Бурятского округа Марина Иванова, занимавшая пост секретаря Осинского районного отделения КПРФ.

Из-за частой смены глав Приангарья, а также серьезного экономического влияния старых региональных и муниципальных элит для последних даже конфликт с губернатором не означает долговременной утраты позиций. Поэтому любому главе Иркутской области приходится считаться с этим, испытывая серьезную зависимость от старых кадров при формировании команды.

Одним из важных событий стала произошедшая в августе 2017 года отставка главы правительства региона Александра Битарова. Экс-премьер оставался одним из тяжеловесов областной политики, обладая и федеральными связями. Хотя слухи о его отставке ходили давно, такой шаг ослабляет команду Левченко.
И при ослаблении позиций Левченко, и при снижении серьезных угроз в его отношении ему, скорее всего, придется иметь дело большей частью с представителями своей нынешней команды. Такая ситуация будет осложнять и выстраивание губернатором новых союзов с региональными игроками, даже если он будет настроен на решительные шаги по снижению напряженности в регионе.

В Смоленской области можно выделить несколько основных принципов кадровой политики губернатора Алексея Островского.

Во-первых, широкую партийную коалицию, на которую опирается администрация региона. Среди вице-губернаторов области — Николай Кузнецов, занимавший пост второго секретаря Смоленского обкома КПРФ (курирует, среди прочего, обеспечение занятости населения и вопросы госзакупок), Константин Никонов и Андрей Борисов, состоявшие в ЛДПР, но временно приостановившие членство в партии (первый занимается вопросами внутренней политики, второй — сферами ЖКХ, строительства, энергетики), бывший руководитель фракции ЛДПР в облдуме, а ныне вице-губернатор региона Лев Платонов, а также ряд чиновников, связанных с «Единой Россией». Такой подход стал характерным стилем Островского, который он предлагал перенести и на другие регионы.
Во-вторых, ставка преимущественно на смоленские кадры, хотя Алексей Островский родился и предыдущие этапы карьеры прошел в Москве. Среди его заместителей до работы в администрации региона никак не был ранее связан с регионом только Василий Анохин (перешел в областные органы власти из Федерального казначейства, ныне курирует финансово-экономическую сферу и земельно-имущественные отношения).

В-третьих, опора на достаточно молодых управленцев. Среди немногих исключений — Лев Платонов, курирующий вопросы физкультуры и спорта (в 2017 году ему исполнилось 77 лет). Трое вице-губернаторов — 1983 года рождения (уже упомянутый Василий Анохин, руководитель аппарата администрации области Анна Кожурина, а также занимающийся инвестиционной, промышленной политикой и поддержкой предпринимательства Ростислав Ровбель). Главе одной из важнейших структур администрации, Департамента внутренней политики, Руслану Смашневу, — 30 лет.

В-четвертых, ротации в областных органах власти, в результате которых новые назначения получают лица, как правило, зарекомендовавшие себя на других постах в регионе уже при Островском. Отметим уже упомянутого Андрея Борисова, перешедшего в областное руководство с должности первого замглавы администрации Смоленска, а также Оксану Лободу, занявшую пост вице-губернатора по социальной политике после работы начальником Департамента по осуществлению контроля и взаимодействию с административными органами.

В дальнейшем именно чиновники, подтвердившие свою профессиональную состоятельность в период губернаторства Алексея Островского, скорее всего, станут значимым кадровым резервом для новых назначений.

Для Орловской области характерна прежде всего опора на «внешних» профессионалов при формировании экономического блока областного правительства, многие из которых прошли через органы власти Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Так, зампред областного правительства Анатолий Мишанов до назначения был первым заместителем председателя комитета по развитию транспортной инфраструктуры, а вице-губернатор Александр Ремига работал в жилищном комитете правительства Санкт-Петербурга; Дмитрий Бутусов занимал пост заместителя председателя комитета — начальника Департамента по развитию сельского хозяйства комитета по агропромышленному и рыбохозяйственному комплексу Ленинградской области. Кроме того, вице-губернатор Михаил Коротаев ранее работал в Министерстве РФ по развитию Дальнего Востока. Самый старший по возрасту из ключевых чиновников региона — 59-летний первый вице-губернатор Александр Бударин — работал в том числе вице-губернатором Ульяновской области. Вице-премьер по инвестиционной деятельности Сергей Филатов — выходец из системы государственных унитарных предприятий Москвы, Подмосковья и Калужской области.

В команде Потомского есть местные кадры с опытом работы за пределами региона. Например, Игорь Козин, вице-премьер, курирующий промышленность, связь, торговлю, информационные технологии и занятость, начинал карьеру в администрации Орла, но успел поработать и министром экономического развития Тверской области


Значимые аппаратные позиции в команде орловского губернатора занимают и местные кадры, сделавшие карьеру в органах власти области. Например, глава администрации губернатора Вадим Соколов перешел в администрацию региона с поста главы областного избиркома, обладая большим опытом работы в органах исполнительной власти Орла и области. Схожий карьерный сценарий у Вячеслава Ерохина — вице-премьера областного правительства по внутренней политике, в 2000-х сделавшего карьеру в аппарате губернатора, а также вице-премьера по социальной политике Андрея Усикова, работавшего в органах власти Кром и Орла.

Команда Вадима Потомского имеет надпартийный характер. Здесь работают представители «Единой России» (Вадим Соколов — первый заместитель секретаря регионального отделения партии), есть выходцы из ЛДПР (вице-премьер по безопасности Виталий Утешев) и КПРФ (до недавнего времени в этой партии состоял замглавы аппарата губернатора Владимир Загайнов).
Привлечение «внешних» профессионалов в экономический блок областного правительство имеет свои преимущества: им проще работать с инвесторами из других регионов. Такой тип команды может эволюционировать — как сохраняя статус-кво, так и дрейфуя в сторону расширения представительства местных кадров.

Взаимодействие с Центром

Центр не выделяет оппозиционных губернаторов в специфическую группу и пока не настроен на их скорую замену. При этом, как и в случае с любыми другими главами регионов, важны собственные усилия глав субъектов по поиску союзников на федеральном уровне и по выстраиванию эффективной модели отношений с Москвой.

В последние месяцы происходило укрепление позиций Алексея Островского. В начале мая 2017 года состоялся визит в область Дмитрия Медведева, в ходе которого премьер-министр напомнил, что «тоже имел отношение к тому, чтобы Островский стал главой региона, и отозвался о работе губернатора в целом благожелательно («произошли изменения, и в самом Смоленске, и в регионе в целом», «продолжайте работать по таким крупным, важнейшим социальным направлениям»). В конце мая глава Смоленской области вошел в президиум Госсовета. В ходе «Прямой линии» с Владимиром Путиным в июне 2017 года Смоленская область упомянута не была, что говорит об отсутствии серьезных негативных сигналов из региона, на который хотели бы обратить внимание в Москве, и нежелании серьезных федеральных игроков оказывать серьезное давление на Островского или, тем более, добиваться его замены.
При наличии отдельных вопросов по ситуации в Орловской области Центр, насколько можно судить, по-прежнему ориентирован на долгосрочную работу с Вадимом Потомским. Так, в ходе «Прямой линии» 2017 года жительница Орловской области, заявив о проблемах с лекарствами для федеральных льготников, упомянула и губернатора области. Но президент ответил максимально сдержанно, явно не адресуя обвинений областным властям («мы проверим, что они могут обеспечить, а что они не могут обеспечить»). Несколько проблемных тем, на которые обратил внимание Владимир Путин на встрече с Вадимом Потомским 6 июля 2017 года (аварийное жильё, проблемы в ЖКХ, ситуация с бесплатными школьными учебниками), широко распространены и касаются не только Орловщины.

Сложнее ситуация с оценкой Москвой деятельности Сергея Левченко. В ходе «Прямой линии» президент воздержался от критики иркутских властей. По ситуации на острове Ольхон в Иркутской области дискуссия шла, прежде всего, вокруг федеральных экологических норм (Путин предложил «внести изменения в законы», не упоминая региональные власти). После жалобы учительницы из той же области на низкую зарплату апелляция Путина к региональным властям была нейтральной («надеюсь, что руководство области, руководство соответствующих структур… обратят на это внимание»). Однако уже в августе 2017 года, лично общаясь с Сергеем Левченко на совещании по вопросам экологического развития Байкальской природной территории, президент уже жестко критиковал подходы иркутского губернатора к решению поставленных задач («вы говорите, что увеличится стоимость, но насколько конкретно она увеличится, вы не знаете. Сколько нужно щебня, вы ответить не можете»). Это, конечно, пока не сигнал о досрочной отставке. Но формат общения президента с Сергеем Левченко может предвещать сокращение лоббистских возможностей иркутского губернатора и более сложный формат диалога с Центром.

Отношения с «Единой Россией»
Формат отношений оппозиционных губернаторов с «Единой Россией» разнится в зависимости от региона.

В Смоленской области — это тесное взаимодействие областных властей как с региональным, так и с федеральным руководством этой партии. Такому формату, безусловно, способствовало избрание секретаря Генсовета «Единой России» Сергея Неверова депутатом от Смоленского одномандатного округа №175. Неверов серьезно инкорпорирован в местную повестку. Среди недавних событий в регионе отметим, например, его участие в организованном в середине августа 2017 года Смоленской облдумой круглом столе по проблемам обманутых дольщиков или ежегодном фестивале исторической реконструкции «Гнездово». Возможность прямого контакта смоленских общественников и представителей местных элит с одним из ведущих федеральных политических менеджеров укрепляет и позиции губернатора в регионе. Кроме того, взаимодействие Алексея Островского с «Единой Россией» позволяет проводить ротации кадров среди высших областных чиновников, создавая для них новые позиции для роста. Ярким примером является карьерный сценарий Ольги Окуневой, после работы вице-губернатором региона избранной депутатом Госдумы РФ по Рославльскому избирательному округу №176.

В Орловской области очевидно укрепление позиций «Единой России» в региональной системе власти на фоне взаимодействия с губернатором. Такое сотрудничество способствует не только расширению лоббистских возможностей властей региона на федеральном уровне, но и реализации в области партийных проектов. Например, в мае 2017 года отмечалось, что Орловская область вошла в число лидеров по опережающей реализации партийного проекта «Комфортная городская среда», который в регионе курирует вице-премьер Александр Ремига.

В Иркутской области заметна серьезная напряженность между командой Сергея Левченко и представителями «Единой России». Лояльные губернатору региональные СМИ подвергают заметной критике как региональные, так и федеральные структуры партии. В частности, одним из поводов служит отказ фракции «Единая Россия» в областном Заксобрании поддерживать идею перехода к прямым выборам мэров. По целому ряду аспектов область с 2015 года так до конца и не вышла из режима предвыборной кампании. Ядерный электорат КПРФ в таких условиях остается мобилизованным, однако тяготеющие к партии более умеренные группы избирателей накапливают усталость. Но издержки для губернатора — очень серьезны. Ему и его команде приходится тратить дополнительные ресурсы на выяснение отношений с «Единой Россией», при этом областные власти лишаются важного канала взаимодействия с Центром.
Безусловно, влияние на взаимодействие с «Единой Россией» оказали обстоятельства прихода этих губернаторов к власти. Алексей Островский и Вадим Потомский были назначены на должности врио губернаторов президентом и в ходе выборных кампаний не противостояли кандидатам-«единороссам». Сергей Левченко выиграл выборы у поддержанного этой партией Сергея Ерощенко и находится в сложных отношениях с муниципальными элитами, играющими важную роль в ее региональном отделении. Однако издержки от противостояния с единороссами для Сергея Левченко со временем будут расти, что вновь будет ставить его перед выбором: действовать по инерции или попытаться переформатировать отношения с этой партией.

Губернаторы и другие региональные игроки

В целом ряде регионов довольно распространены случаи конфликта губернаторов-«варягов» со значительной частью местных игроков. В случае с оппозиционными губернаторами картина немного другая. Губернаторы — выходцы из других регионов выстраивают широкую коалицию с региональными элитами.

В Смоленской области мы наблюдаем достаточно успешную попытку формирования максимально широкой коалиции элит, стремление вовлечь в нее как региональных, так и имеющих интересы в регионе федеральных игроков. Отражением этой тактики стало как формирование коалиционного правительства региона (см. раздел 2), так и итоги выборов в Госдуму РФ по региону. За пределами коалиции оказалась группа оппозиционных политиков, долгое время концентировавшихся вокруг «Справедливой России». Одним из самых известных оппонентов губернатора долгое время оставался экс-депутат Госдумы РФ Алексей Казаков, до осени 2016 года руководивший региональным отделением это партии. Кроме того, несколько месяцев назад широко обсуждалась полемика между губернатором и депутатами облдумы Михаилом Атрощенковым («Справедливая Россия») и Леонидом Жучковым (КПРФ), но это явно не критичный для области уровень напряженности. В марте 2017 года в Смоленске состоялась встреча Алексея Островскиого и секретаря ЦК КПРФ Юрия Афонина, в рамках которой последний позитивно оценил опыт взаимодействия коммунистов с региональной властью.

В Орловской области также была предпринята попытка строительства максимально широкой коалиции. Так, областным вице-премьером по безопасности стал представитель ЛДПР Виталий Утешев, в 2014 году занявший второе место на губернаторских выборах в регионе (правда, со скромным результатом 3,74% голосов). Определенные проблемы создает раскол в региональном отделении КПРФ. Работающий в аппарате губернатора Владимир Загайнов был исключен из партии. Тем не менее Орловщина — регион, где очень велико прямое влияние лидера Компартии Геннадия Зюганова, а он поддерживает постоянный контакт с Вадимом Потомским (показателен визит лидера коммунистов в регион в августе 2017 года). За пределами созданной вокруг губернатора коалиции оказались депутаты областного Совета Виталий и Игорь Рыбаковы, выступившие в качестве организаторов в регионе протестных акций за отставку губернатора.
В Иркутской области ситуация принципиально иная. Курс Сергея Левченко — не на расширение коалиции поддержки, а на удержание системы региональных союзов, которые помогли ему победить на выборах 2015 года. В условиях Иркутской области, возможно, строительство широкой коалиции элит было бы довольно трудной задачей. Тем не менее нынешняя стратегия губернатора имеет уязвимые места. Область находится в «режиме предвыборной кампании», когда губернатору придется оппонировать целому ряду влиятельных игроков. Среди давних оппонентов Левченко одним из самых известных является мэр Черемхово Вадим Семенов. Говорить о новых карьерных перспективах после встречи этого чиновника с президентом, конечно, рано. Но сам факт общения с ним главы государства будет сдерживать ряд региональных игроков от участия в коалиции против этого политика, что дополнительно осложняет ситуацию для иркутского губернатора. В конечном счете подобные негативные сигналы для команды губернатора будут вести к дальнейшему размыванию сложившейся вокруг него коалиции элит.

Кризисные ситуации как вызов

Реакция губернатора на кризисные ситуации может вести как с серьезному укреплению, так и к столь же заметному ослаблению его позиций. Для аналогии вспомним ситуацию с Константином Ильковским, важным аспектом падения влияния которого стали затронувшие его регион в 2015 году лесные пожары — критики обвинили власти Забайкалья в недостаточности предпринятых мер.

Из трех регионов, которыми руководят оппозиционные губернаторы, в зоне наибольшего риска в отношении стихийных бедствий находится Иркутская область. В конце весны — летом здесь распространены лесные пожары, весной, а также в конце лета — начале осени — наводнения. Чрезвычайные ситуации в Орловской и Смоленской области, как правило, носят локальный характер. И поэтому в куда меньшей степени могут стать основанием для критики властей.
В целом реакция смоленских и орловских областных властей даже на локальные чрезвычайные происшествия оставалась достаточно оперативной. Например, после того, как ночью 22 марта 2017 года в деревне Семенихино Ливенского района Орловской области произошел крупный пожар в трехэтажном жилом доме (с огнём боролись 19 спасателей и 7 единиц техники от регионального МЧС), с пострадавшими оперативно встретился вице-губернатор региона Александр Бударин.

Более масштабное происшествие случилось не так давно в Смоленской области. Там 10 августа 2017 года произошел пожар на трикотажной фабрике «Шарм». Площадь пожара составила около 1000 квадратных метров. Достаточно оперативно состоялась встреча Алексея Островского с гендиректором фабрики Игорем Юшкевичем, в рамках которой было заявлено, что всем сотрудникам предприятия, чьи рабочие места были утеряны, будут либо предложены текущие вакансии на предприятии, либо оплачено время вынужденного простоя. Также под председательством губернатора было проведено внеочередное заседание областной администрации с участием мэра Смоленска Владимира Соваренко, в центре которого также оказалось трудоустройство работников сгоревшей фабрики. Подобная реакция на социальные проблемы работников должна укрепить положение Алексея Островского в регионе.

В Иркутской области подобные локальные происшествия, как правило, являются менее резонансными на фоне более обсуждаемых проблем — в том числе темы борьбы с лесными пожарами. В 2017 году первые подобные происшествия имели место еще весной — 28 апреля огнем был практически полностью уничтожен поселок Бубновка в Киренском районе. Ряд шагов команды Сергея Левченко был призван не допустить кризисных ситуаций, связанных с лесными пожарами. Так, связанный с ними режим ЧС в 2017 году был введен на месяц раньше, чем в 2016-м. Региональные власти ставят себе в заслугу и увеличение финансирования на цели защиты лесов и тушения пожаров. В то же время в апреле 2017 года Иркутская область попала в список регионов, у которых генпрокурор РФ Юрий Чайка предложил изъять в пользу федеральных властей полномочия по надзору за лесами, а Минприроды РФ назвало в числе территорий, где управление лесами происходит неэффективно.

Именно в Иркутской области состоялось совещание о борьбе с паводками и пожарами в ходе поездки Владимира Путина по регионам Сибири. Возможна, тема уже состоявшихся и потенциальных угроз из-за лесных пожаров станет одной из основных в ходе кампании по выборам в Заксобрание региона в 2018 году.

Избирательные кампании

В 2018 году важными политическими событиями в жизни Смоленской и Иркутской областей станут выборы в Заксобрания.
Можно с высокой степенью вероятности прогнозировать, что в Смоленской области выборы должны пройти по относительно неконфликтному сценарию. «Справедливая Россия», представители которой являются давними оппонентами Алексея Островского в регионе, в ходе думских выборов 2016 года получила в области лишь 4,35% голосов. Пока больше вероятности, что конфигурация будущих региональных выборов будет напоминать думские: лидерство «Единой России», уверенное второе место ЛДПР, с небольшим отставанием КПРФ. Единороссы в 2016 году набрали в области 48,13%. ЛДПР набрала 19,42%, и этот результат стал одним из самых высоких для партии не только в ЦФО, но и по стране в целом. Третьими стали коммунисты — 15,82%. Близкие к областным властям фигуры, вероятно, будут выдвигаться в первую очередь от «Единой России» и ЛДПР. При этом одним из лидеров списка КПРФ может стать вице-губернатор Николай Кузнецов. Даже если региональное отделение «Справедливой России» окончательно покинут критики региональных властей, кампания для нее будет трудной. Возможно объединение противников областных властей вокруг одной из непарламентских партий, но шансы на регистрацию ее списка будут туманны.

В Иркутской области пока вероятнее в основном конфронтационный сценарий региональной кампании 2018 года. Не исключена возможность, что Сергей Левченко может возглавить список КПРФ на этих выборах. Партия, вероятно, попытается сделать ставку на основные темы областной администрации, в том числе прямые выборы мэров. В свою очередь, ряд негативных сигналов в отношении Левченко может заставить представителей «Единой России» перейти к более наступательной кампании против губернатора, а игроков из числа не вошедших в коалицию вокруг губернатора региональных элит — оказать более интенсивную поддержку партии. Более конфронтационный сценарий кампании будет предполагать большую поляризацию региональных элит, ослабляя позиции губернатора.

В Орловской области ключевые для политической системы региона региональные предвыборные кампании уже состоялись: в 2016 году был сформирован новый состав областного Совета депутатов, в сентябре 2015 года состоялись выборы Орловского городского Совета народных депутатов. Отдельные муниципальные кампании и довыборы в облдуму в будущем в этом регионе могут приобретать резонансный характер. Но основная ставка противников губернатора, вероятнее всего, будет делаться не на такие кампании, а на организацию против него информационных атак, в том числе через федеральную прессу.

Выводы

Срок полномочий Вадима Потомского истекает в 2019 году, а Алексея Островского и Сергея Левченко — в 2020-м.
Пока наиболее устойчивыми остаются позиции орловского и смоленского губернаторов, хотя есть и специфические отличия. В обоих случаях мы можем наблюдать низкий уровень протестной активности. В случае с Вадимом Потомским можно констатировать отсутствие серьезных претензий к нему со стороны федерального центра. В случае с Алексеем Островским заметны явные знаки поддержки со стороны федеральных фигур.


Позиции Сергея Левченко более уязвимы. Сама по себе Иркутская область политически нестабильна. За последние 10 лет Левченко является пятым главой региона. Ни один из трех губернаторов, в этот период руководивших областью до него, не проработал до конца срока. В 2020 году нынешнему иркутскому губернатору исполнится 67 лет. В таком возрасте Центр может поддержать выдвижение на очередной срок губернатора-«тяжеловеса», но вероятность приобретения такого статуса Сергеем Левченко не просматривается. При этом ситуацию в Иркутской области характеризуют внутриэлитные конфликты. В схожих условиях в 2016 году был вынужден досрочно уйти в отставку другой оппозиционный губернатор, уже упоминавшийся глава Забайкалья Константин Ильковский. При этом сложная конфигурация элит в Иркутской области, провоцирующая политическую нестабильность, в некоторой степени работает на Левченко. Даже при нарастании претензий к нему со стороны Центра федеральным властям будет труднее найти ему на замену фигуру, которая устроит всех. Но сомнения в вероятности его переизбрания на следующий срок будут ослаблять как лоббистские возможности губернатора в Центре, так и его поддержку региональными элитами.


Михаил Нейжмаков, ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций


Источник