Владимир Шаповалов о трендах в электоральных процессах

23.02.2020

«В настоящий момент существует 4 основных тренда, которые характерны для динамики электорального процесса в России в последние годы» – указал политолог. – «Во-первых, мы наблюдаем расширение электорального пространства, проявляющееся посредством увеличения числа избирательных кампаний. Если мы проанализируем ситуацию за последние годы, то увидим, что первый всплеск электоральной активности связан с появлением законов о возвращении смешанной системы формирования представительских органов и губернаторских выборов в 2012 г. В последующем расширение электорального пространства происходило за счет развития практики проведения муниципальных референдумов. Она не столь нова. Но основная часть референдумов приходится на период с 2016 г. по настоящее время. Именно с 2016 г. мы фиксируем рост их числа в геометрической прогрессии. Если в 2009 г. в России был проведен лишь 1 муниципальный референдум, а в 2011 г. – 4, то в 2018 г. – уже 1035. Иными словами, эта форма начинает чрезвычайно активно использоваться муниципалитетами и, в качестве формы прямой демократии, приводит к интенсификации участия избирателей в процессе принятия тех или иных решений. За последние 5 лет было проведено 3979 муниципальных референдумов.

Достаточно важным элементом расширения электорального пространства также стал наметившийся в последние годы тренд к переходу от смешанной системы выборов в региональные заксобрания к преимущественно мажоритарной или чисто мажоритарной системе, как это было на выборах в Московскую городскую думу на выборах в 2019 г. Таким образом, кампаний становится больше, политический процесс протекает более активно.

Во-вторых, фиксируются повышение конкурентности выборов, усиление борьбы между кандидатами, активизация оппозиции. Здесь необходимо отметить, что постепенно усиливается конкуренция на выборах. 5 лет назад мы наблюдали абсолютное доминирование правящей партии. Так, на выборах в заксобрания в 2015 г. «Единая Россия» получила в среднем 82% мандатов. При этом среднее количество партий, которые участвовали в кампаниях по выборам в региональные заксобрания, равнялось 7. Это свидетельствовало о невысокой степени конкуренции и засилье одной доминирующей партии. В настоящее время конкуренция растет. Об этом свидетельствуют и победы оппозиционных партий в ходе выборов губернаторов в 2018 г., и победа ЛДПР на выборах в заксобрание Хабаровского края в 2019 г., и высокая конкуренция на выборах в Мосгордуму. Система становится более конкурентной, и это нужно воспринимать скорее как позитивную тенденцию, но в то же самое время и как вызов для существующей политической системы. Она становится менее моноцентричной. Обсуждаемые сейчас поправки к Конституции РФ, которые предусматривают увеличение роли Государственной Думы, очевидно, будут содействовать активизации конкуренции на выборах в Госдуму.

Также хотелось бы обратить внимание на феномен новых партий, прежде всего – партии «За правду» Захара Прилепина, которая достаточно активно заявила о себе. Ожидается также включение в политический процесс еще ряда новых партий.

Третья тенденция – это усиление открытости избирательного процесса. Она проявляется посредством цифровизации выборов, все большего применения видеокамер на участках, КОИБов, эксперимента с электронным голосованием. Система модернизируется, становится более комфортной и удобной для избирателя и более открытой для наблюдения.

Четвертая тенденция – это расширение пространства общественного контроля за выборами. Массовый общественный контроль берет свое начало с президентских выборов 2012 г. и деятельности Корпуса «За чистые выборы», который вывел на участки 10 тыс. наблюдателей. Затем важной вехой становится создание НОМА в 2017 г. как площадки, агрегирующей различные общественные инициативы. Следующий этап в развитии общественного наблюдения связан с изменением законодательства об общественном контроле и подключением общественных палат как агрегатора общественного наблюдения. И эта мера сыграла чрезвычайно важную, позитивную роль. Только в ходе последних президентских выборов по линии общественных палат было направлено свыше 140 тыс. общественных наблюдателей. Соответственно, мы должны рассматривать изменение и норм права, и правоприменительных практик исключительно как позитивный момент.

Резюмируя, я могу выделить 4 тенденции: расширение пространства выборов, повышение их конкурентности, усиление открытости и увеличение масштабов общественного контроля».

Читайте также

Наметилась заданность на становление местного самоуправления как инструмента для каждого жителя. Поэтому депутаты, представляющие партии, должны получать мандат доверия непосредственно от каждого избирателя. Такую позицию в связи с принятием в первом чтении законопроекта о местном самоуправлении обозначил профессор Самарского университета, член Общественной палаты Самарской области Виктор Полянский. В своей колонке эксперт НОМ приводит аргументы, почему представители партий должны избираться в органы местного самоуправления на мажоритарной основе.

Депутаты Государственной думы РФ на пленарном заседании в среду в первом чтении приняли поправки в избирательное законодательство в части проведения дистанционного электронного голосования (ДЭГ) на выборах. Авторы законопроекта ранее отмечали, что технология очень востребована избирателями, и поэтому необходимо установить в законе единые принципы и параметры проведения ДЭГ. Ко второму чтению эксперты НОМ рекомендуют доработать законопроект с точки зрения общественного наблюдения.

«Избирательная кампания в парламент Венгрии, выборы по которой назначены на 3 апреля, еще не началась, однако венгерские политические силы начали подготовку к выборам задолго до объявления даты. В конце 2020 года главные оппозиционные силы приняли декларацию об объединении своих усилий и координации действий на выборах 2022 года. Это единство оппозиции и станет главной особенностью предстоящих парламентских выборов», - считает венгерский политолог, юрист, эксперт НОМ Гилиан Дьердь. В своей колонке эксперт разбирает политический фон накануне непростой избирательной кампании.