«Фабрика неврозов»: предпосылки трагедий

13.05.2021
Бизнес-консультант, эксперт Центра ПРИСП Максим Шанин – об истоках проблем, которые в разных местах мира приводят к трагедиям, подобным казанской.

Сейчас, в связи с казанской трагедией, начались дискуссии о её причинах. Одни по привычке ругают интернет, другие сетуют на слишком свободный режим распространения оружия, третьи усматривают корень зла в низовой коррупции. Подвергаются критике целые могущественные ведомства, а те под шумок стараются перераспределить в свою пользу выгодные заказы, полномочия и финансирование. Власти по обыкновению смотрят, что бы ещё запретить да ужесточить. Действовать и даже думать иначе просто не обучены.

Некоторые авторы пытаются подойти к ситуации более обстоятельно. Рассуждают о кризисном положении в стране, об отсутствии возможностей для самореализации, особенно среди молодёжи, о высоком уровне насилия и нетерпимости в обществе. Многое из упоминаемого и предлагаемого звучит достаточно здраво и может при определённых условиях принести пользу.

Думается, однако, можно копнуть и ещё глубже. И в части причин болезни, и в части методов лечения. Истоки проблем, которые в разных местах мира приводят к трагедиям, подобным казанской, лежат не в сегодняшнем дне.

Просто государства современного типа за XIX-XX века накопили большой опыт невротизации собственного населения. По сути, это главный метод управления в нашем мире. Долгое время нагнетание общественной истерии так или иначе служило различным задачам развития, выступая необходимой частью подготовки и реализации крупных проектов. Главными среди них были, конечно, войны и колониальная экспансия. Но также, с некоторых пор, и массовые политические движения, и всеохватные общественные кампании в поддержку/осуждение. Именно в этих направлениях долгие десятилетия и находила своё применение, а когда и утилизацию, энергия людей, избыточно склонных к активности и агрессии. Надо сказать, что для процветания рода человеческого наличие людей с такими наклонностями очень важно, даже критически необходимо. Без них были бы невозможны многие прорывы и качественные скачки, которые никогда не происходят сами по себе, хоть и при всех имеющихся предпосылках, а всегда есть результат конкретной человеческой деятельности. Нужно просто следить, чтобы слишком агрессивных было не больше необходимого количества, а энергию их направлять в требуемое русло.

И эту важнейшую управленческую задачу государства к началу прошлого века худо-бедно научились решать. Всё изменили мировые войны, особенно Вторая. Воевать после них стало как-то нехорошо. Во всяком случае, война как средство разрешения конфликтов стала однозначно осуждаться хотя бы словесно. А осваивать вскоре стало нечего. Земля кончилась, а пересматривать границы силой оказалось больше неприемлемо.

В этих условиях выяснилось, что государства настроены на одну волну, и перестраиваться на ходу им крайне затруднительно. То есть это огромные пропагандистские машины, предназначенные для постоянной обработки своих граждан с тем, чтобы они по первому зову были готовы куда-то сорваться, лучше всего под пули врага. Вообще все блага, которые в последние два столетия современные государства стали мало-помалу предоставлять подведомственному населению, предусматривали в качестве оплаты вовсе не правильные результаты голосования или ещё что-нибудь в этом роде, а безвозмездное изъятие жизни. Если без обиняков.

И вот вся эта пирамида стала на глазах сыпаться прямо на головы своих создателей. Нельзя сказать, что это не вызвало у них никакого беспокойства. Поиски способов лечения велись на проверенных направлениях. На некоторое время хватило энтузиазма от развала сначала колониальной, а потом и социалистической системы. Кто-то увидел в этом новый фронтир для покорения, а кто-то просто не виданные ранее возможности. На послевоенное время пришёлся расцвет спецслужб и их кривого зеркала, всяческих запрещённых организаций. Крупным проектом казались сначала различные молодёжные субкультуры, но, похоже, долговременного эффекта достичь не удалось. То же самое можно сказать и о внедрении различных вегетарианских форм общественной активности вроде экологии, урбанистики и пр.

Потерпев неудачу, государственные машины перешли в режим холостого хода, ибо остановиться эта «фабрика неврозов» не в состоянии. Вот только производимые страхи и давление давно не находят никакого выхода, лишь загоняя проблемы вглубь. Откуда они порой бесконтрольно вырываются, как сейчас в Казани.

Поэтому (выскажу не очень популярную сейчас точку зрения) очевидно, что излечение предпосылок будущих трагедий, подобных казанской, возможно лишь в плоскости не запретов, а последовательной гуманизации общественных отношений. Если (важное дополнение) процесс будет и в дальнейшем проходить под контролем государств, им ничего не остаётся, кроме как добреть, ибо прорыва от государственной формы организации общественной жизни человечеству ожидать уже не приходится. В дальний космос, например, мы с ними точно не полетим. Ну а новые хищники найдут себе цели и устремления и на Земле, но это будет уже другой мир.

Трагический же парадокс состоит в том, что государства неспособны к этой жизненно важной для них трансформации. Именно поэтому, проанализировав прошлые неудачи, государства продолжили закручивать гайки. Сегодня мы наблюдаем это в виде борьбы с вирусом, завтра может появиться что-то другое, но направление движения просматривается чётко. Конечно же, на этом пути у государств появляется много сторонников. Народ-то хорошо выдрессировали за столько лет. Посмотрите, сколько людей с энтузиазмом встретили антивирусные ограничения и другие сопутствующие мероприятия. Ещё и ужесточить требуют. И кажется - вот она, победа. И мир останется прежним.

А потом кто-то берёт в руки ружьё и идёт убивать невинных людей... Источник
Читайте также